Slow Food
Что значит быть в оппозиции
Борис Акимов, 29 Сен 2016
0 0 0 4830
Борис Акимов провел четыре дня в Турине, где на фестивале Terra Madre («День Матери Земли») собрались сотни тысяч сторонников движения Slow Food, фермеров, эко-энтузиастов, защитников биоразнообразия на планете и просто любителей вкусной и здоровой пищи. Увиденное, услышанное и съеденное Борис Акимов переваривал несколько дней и, наконец, разразился политическим манифестом гастрономического (и не только!) антиглобализма.
Борис Акимов, 29 Сен 2016
0 0 0 4830
Борис Акимов провел четыре дня в Турине, где на фестивале Terra Madre («День Матери Земли») собрались сотни тысяч сторонников движения Slow Food, фермеров, эко-энтузиастов, защитников биоразнообразия на планете и просто любителей вкусной и здоровой пищи. Увиденное, услышанное и съеденное Борис Акимов переваривал несколько дней и, наконец, разразился политическим манифестом гастрономического (и не только!) антиглобализма.

Я думал рассказать вам о невероятно вкусном специалитете области Пьемонт – телячьих колбасках из Бра. Это старинная вещь, которая делается из сырого мяса и в сыром же виде поглощается. Потом еще вспомнил о сырах выдержки более 4 лет, в которых лактоза полностью растворяется и их можно безопасно есть тем, у кого непереносимость этой самой лактозы. Об итальянском белом трюфеле, к которому в нагрузку бесплатно насыпают пяток черных, о французской ветчине из дичи, о немецком дистилляте из чеснока, о гранатовом сидре, о сербских зайцах, об угандийских миркробананах!

Все городское пространство Турина все эти дни было наполнено едой. Раз в два года Slow Food собирает лучшее от малых фермеров Земли в одном месте, но на этот раз Terra Madre превзошло себя. Такого еще никто и никогда не видел. Десятки (может сотни?) тысяч людей, тысячи фермеров со всего мира, мегатонны еды, километры шатров.

Человеческий поток на Terra Madre. Тысячи людей медленно передвигаются и пробуют планету на вкус.

В общем, думал я рассказать вам о самой удивительной фермерской еде, которая съехалась в Турин на несколько дней и заполонила собой весь город. Думал. Но вместо этого, переварив все съеденное и увиденное, я понял, что все это гастрономическое величие – лишь форма, оболочка. За одежкой из разносолов скрывается нечто гораздо более важное.

То, что я видел и ел все эти дни – по сути дела, было огромным митингом всемирной оппозиции. Люди со всего света съехались, чтобы не просто высказать, а продемонстрировать вполне реальные и практические результаты их личной борьбы с мировым продовольственным порядком. За каждой фермерской семьей, за каждым килограммом сыра, за каждым литром масла – история противостояния Системе, корпоративному капитализму, который перемалывает все идентичности – и гастрономические и сельскохозяйственные, в том числе. Весь Турин в течение Terra Madre был завешан портретами фермеров со всего мира, и на каждом из них красовался лозунг антиглобалистского слета: We are what we live, мы то, как мы живем.

pic

Мы то, как мы живем.

Мы то, как мы живем. Наш хлеб и вино, наш сыр, масло, рыба, мясо, наши овощи и фрукты – все это явления нашего особенного материального и духовного образа жизни. Все это внешние проявления нашей идентичности. Все это – гастрономические представители, посланцы особенного маленького мира. Нет сыра, который давал нам все эти столетия возможность жить – нет и особенного мира, который породил этот сыр. А нет такого особенного мира – нет и сыра. Такая вот социально-гастрономическая драматическая, а порой и трагическая загогулина.

pic

Они гиганты, но нас — миллионы! Paolo Properzi / Archivio Slowfood

pic

Paolo Properzi / Archivio Slowfood

pic

Paolo Properzi / Archivio Slowfood

За ХХ век на Земле исчезло 75 процентов (!!!) всех сортов овощей, фруктов и пород сельскохозяйственных животных. А за многими из них стояли не просто особые вкусы, за ними судьбы целых стран, регионов, деревень, семей.

Сейчас на рынке бананов в мире доминирует всего один сорт – Кавендиш. При этом в Африке, Азии и Южной Америке местные сообщества традиционно выращивают сотни других сортов. Эти сорта – основа экономической (а значит и социальной и культурной) выживаемости местного населения. Например, в Уганде существуют сорта для готовки, сорта, из которых готовят дистилляты. Не говоря уже про десятки сортов, которые едят сырыми. И все они сейчас находятся под угрозой исчезновения. Ведь огромные мировые компании выращивают сорт Кавендиш в гигантских объемах и вытесняют все банановое биоразнообразие с рынков. А за местными бананами уходит и разнообразие человеческое.

Мы то, как мы живем.

Вот, например, удивительные гасконские сыры от небольшой семейной сыродельни. Таких не встретить больше нигде в мире.

pic

Уникальные сыры из Гаскони.

Но самое любопытное другое. Такие сыры делаются исключительно из сырого молока. Это прямо-таки отдельный пункт борьбы Slow Food – за сохранение прав фермеров делать сыр из сырого молока. Дело в том, что вплоть до образования Евросоюза с его жесткими и часто жестокими правилами и техническими регламентами фермеры почти повсеместно делали сыры из сырого молока. Специалисты знают, что это даёт не только особый вкус, многих вещей просто почти невозможно добиться, если использовать пастеризованное молоко. Из-за этого индивидуальность сыра исчезает, и ему ещё сложнее конкурировать с продукцией агрокомплексов.
И в том числе таким, на первый взгляд парадоксальным образом, большие корпорации вытесняют фермеров с рынков. Даже простая и, казалось бы, благая идея пастеризации, доведённая до абсолюта, становится орудием борьбы за рынок.

Мы то, как мы живем.

pic

Основатель Slow Food Карло Петрини приветствует участников слета Terra Madre. Фото: Paolo Properzi / Archivio Slowfood

В России была масса сельскохозяйственных и гастрономических специалитетов, за которыми стояла жизнь территорий, жизнь людей, веками населявших эти территории. В одной моей родной Ярославской области найдется целый батальон вкусного и интересного, выражавшего когда-то особенности местного бытия. От еще пока существующих романовских овец и молочных коров ярославской породы до практически исчезнувших брейтовских свиней, от старинного даниловского лука до удивительной для нас сегодняшних спаржи и артишоков в Поречье-Рыбном. Всего этого или больше нет совсем или почти нет.

Мы то, как мы живем.

По центру Турина под лозунгами «Сохраним биоразнообразие», «Голосуй вилкой», «Они гиганты, но нас миллионы» шагает парад Slow Food. Тут флаги со всего мира, сотни стран, десятки тысяч людей. Барабаны, песни, наверное, это самое доброе антиглобалистское шествие в мире. Тут вместо бутылок с зажигательной смесью бросают семена. И не только в переносном смысле. Я видел, как француз делился семенами каких-то примечательных региональных огурцов с бразильцами.

Парад сторонников Slow Food.

У меня с собственного советского детства создалось вполне себе аллергическое отношение, к словосочетаниям вроде «дружба народов». Все народы в СССР чесали под одну гребенку – и в этом современный мировой порядок прямой наследник нашего советского прошлого. Советский гражданин без рода и племени – сегодняшний универсальный и глобальный потребитель

На Terra Madre я впервые в жизни понял, что она – такая дружба – действительно существует. И возникает она именно потому, что каждый приехал сюда с гордостью и любовью к своей родине – малой и большой. Приехал, чтобы показать лучшее проявление собственной идентичности – выраженное в съедобном виде. На языке наиболее понятным всем – на языке вкуса. И такая любовь и забота о своих гастрономических корнях рождает только одно – уважение и интерес к корням соседа по планете.

Мы то, как мы живем!

pic

Основатель Slow Food Карло Петрини. Фото: Paolo Properzi / Archivio Slowfood

Комментарии к посту

«Что значит быть в оппозиции»