Ответственность
Сад исчезающих деревьев
Записал – Сергей Крылов. Фото – Иван Ерофеев, 23 мая 2016
1 0 0 5635
В садах Изабеллы Далла Раджоне в итальянской провинции Умбрия растут более 500 старинных фруктовых деревьев. Грушевидные яблоки, как на картинах XV века, идеально круглые зимние груши, белая черешня, гигантские 30-сантиметровые фиги, древний горький апельсин, финики, кизил, миндаль, персики, абрикосы... Мы записали лекцию Изабеллы, прочитанную на «Даче Циферблата» на Ферме для жизни «Марк и Лев» в Тульской области.
Записал – Сергей Крылов. Фото – Иван Ерофеев, 23 мая 2016
1 0 0 5635
В садах Изабеллы Далла Раджоне в итальянской провинции Умбрия растут более 500 старинных фруктовых деревьев. Грушевидные яблоки, как на картинах XV века, идеально круглые зимние груши, белая черешня, гигантские 30-сантиметровые фиги, древний горький апельсин, финики, кизил, миндаль, персики, абрикосы... Мы записали лекцию Изабеллы, прочитанную на «Даче Циферблата» на Ферме для жизни «Марк и Лев» в Тульской области.

Как вам пришла в голову идея создать «райский» сад со старинными фруктами?

Мой отец, художник Ливио Далла Раджоне, в 1963 году купил поместье Сан-Лоренцо и перевез семью в деревню. Это было время перелома в сельском хозяйстве, когда начало развиваться промышленное земледелие. Мелкие фермеры оставались не у дел и устремлялись в города в поисках лучшей доли.

pic

Изабелла Далла Раджоне

Стремясь сохранить частички уходящей сельской культуры, отец начал собирать вышедшие из обихода предметы быта – маслодавилки, прялки, жернова, сельскохозяйственные инструменты. Все это память о непосильном труде, с которым люди стремились распрощаться. Сейчас коллекция хранится в городском краеведческом музее. Но отец хотел сохранить не только воспоминания об уходящей эпохе, он стремился спасти также ее вкус и запах. Чтобы сохранить традиционные сорта фруктов и традиции их выращивания, он заложил «Сад исчезающих деревьев».

pic

Ливио Далла Раджоне, фото из личного архива

Вы шли учиться на агронома, чтобы продолжить работу отца на профессиональном уровне?

Нет, просто я с детства мечтала о том, что буду работать в лесу. А в университете Перуджи, куда я поступала, можно было получить только одну профессию, связанную с работой на свежем воздухе – это профессия агронома. Отец передавал мне свои идеи и знания по сохранению исчезающих сортов фруктовых деревьев уже позже. Когда я была студенткой, то думала о прогрессе, современных сельскохозяйственных технологиях, удобрениях и так далее. Но уже сорок лет я работаю в прямо противоположном направлении.

Сегодня вы совершили экскурсию по огороду Болотова с Натальей Иванкевич. Какие остались впечатления?

Я почувствовала себя здесь как дома – ведь сельская жизнь по всему миру похожа. У нас весной едят молодые листочки рапунцеля – приятно было встретить его тут. Интересно было познакомиться с Натальей и найти общий язык, сравнивая названия растений. Например, Болотов каждый день заваривал чай из травы буквицы. Я ее узнала – ее латинское название betonica. Считается, что она помогает от всех болезней.

pic

Изабелла Далла Раджоне и Наталья Иванкевич (справа) во время экскурсии по Болотовскому огороду.

Болотовская коллекция съедобных трав напомнила мне рассказы отца о войне, когда он был партизаном и скрывался в лесу. Собирая травы и коренья, его отряд смог выжить. Благо весной у нас вырастает дикая спаржа, есть лесная морковь и много чего еще. Отец даже желуди пробовал, но те оказались слишком горькими. Так что если начнется война, итальянцы пойдут в леса, где будут собирать дикие травы, цветы и овощи. А девичья комната в доме Болотова, где ткали кружева напомнила мне, как мама плела кружевные скатерти. Я выросла под мелодичное постукивание кленовых коклюшек (по-итальянски они называются «фузелли»).

Как началась ваша дружба с Россией?

Мне всегда была интересна Россия, потому что здесь огромное разнообразие сортов яблок. У вас работают великолепные помологи. Однажды через общих знакомых на меня вышел создатель музея Коломенской пастилы. Он искал единомышленников. Когда ему рассказали про то, чем я занимаюсь, он познакомился со мной и предложил помочь определить и разыскать местные старинные сорта яблок, из которых раньше производили пастилу. Я приехала в Коломну и мы начали совместную работу. Это было в 2011 году. С тех пор я приезжаю сюда регулярно. Уже немного понимаю по-русски.

pic

Изабелла Далла Раджоне: «Сельская жизнь во всем мире примерно одинакова».

Как продвигается работа по поиску старинных сортов в России?

Конечно, после революции прервались многие традиции. Но если копнуть глубже, многое откроется. 100 лет для истории – это почти ничего. Однако в нашем деле надо торопиться. Чудесные открытия случаются – например в Ясной Поляне сохранились старые сорта яблонь, которые в питомниках уже не найти: грушовка, титовка, скрыжапель. Очень важно не растерять эти сокровища.

Помогают ли власти в вашей работе?

В теории мы можем рассчитывать на помощь национального правительства и Евросоюза. Но только в теории, поскольку Евросоюз сосредоточен на том, чтобы помогать крупным сельхозпроизводителям, финансировать научные исследования. Небольшие фермерские хозяйства и частные питомники вроде моего неинтересны еврочиновникам. Единственный путь для нас – объединяться в ассоциации, делать совместные проекты и проявлять всяческую активность, чтобы на нас обратили внимание.

На какие же средства живет ваш питомник?

Я создала фонд, который существует на частные пожертвования.

pic

«Если начнется война, итальянцы пойдут в леса, где будут собирать дикие травы, цветы и овощи».

К вам обращаются люди, желающие выращивать старинные сорта в своих садах? Вы им помогаете?

Конечно, я помогаю тем, кому интересно вырастить что-то у себя. Это как правило мелкие фермерские хозяйства, развивающие агротуризм, и садоводы-любители. Кто-то помнит яблоки, которые выращивала его бабушка и хочет выращивать их у себя.

Можно сказать, что интерес к старинным сортам год от года растет?

Да, выращивание старых сортов набирает популярность. Но для меня главное – сохранение не вообще старинных сортов, а именно местных сортов моего региона. Потому что они связаны с нашими традициями, укладом жизни. Если не останется этой памяти, то эти деревья превратятся в каких-то непонятных фриков – странные растения не от мира сего. Мне не нужна коллекция фриков  – ведь у каждого сорта есть история, которая для меня и моих земляков очень важна и интересна. И если местные фермы, особенно органические, хотят работать с этими сортами, мы только за.

pic

Лекция начинается.

Что мы узнали из лекции Изабеллы Далла Раджоне,
прочитанной на «Даче Циферблата»

Где искать исчезающие сорта фруктовых деревьев. В тех местах, куда не добралось промышленное сельское хозяйство – на заброшенных фермах, особенно в труднодоступных горных районах. Можно наткнуться на старые сорта плодовых деревьев в неожиданных местах. Например, окрестности Терни – единственного промышленного города в регионе Умбрия. В начале XX века этот город был включен в Гранд-Тур – главный туристический маршрут Европы. Рядом находятся Мармори Фоллс – самый большой каскад водопадов в Италии. Сохранилось множество писем и дневников побывавших здесь туристов, которые в частности описывали местные растения, деревья. Сохранилось, например, описание широко распространенного тогда сорта итальянских персиков «папиньо», которые даже поставлялись на главный фермерский рынок Парижа. Известна история одной английской леди из высшего общества, которая сбежала в Умбрию от несчастной любви, и так полюбила эти персики, что вернувшись на родину, организовала их поставки к английскому королевскому двору.

Чтобы обнаружить сохранившиеся старые плодовые деревья, нужно метр за метром обойти пешком огромные территории. Ведь из окна автомобиля или с самолета обнаружить деревья невозможно. Именно так было найдено множество старых «осиротевших» плодовых деревьев. Когда-то за ними ухаживали фермеры, а потом люди ушли. К счастью, какое-то время деревья могут существовать и без человека. Среди плодовых деревьев главный долгожитель – груша, продолжительность жизни которой составляет до 300 лет. Деревья – безмолвные свидетели времени, они не могут ничего рассказать о своей истории на человеческом языке. Поэтому надо было найти другой способ, чтобы узнать их историю.

Три исчезнувших фрукта из сада Изабеллы Далла Раджоне

pic
Pera marzola, зимняя груша

Раньше это был очень значимый и уважаемый сорт, потому что эти мелкие груши собирали в конце осени и хранили на чердаке всю зиму. Их употребляли в запеченном виде. Сейчас никому не придет в голову запекать груши – на это просто нет времени! Поэтому они и исчезли – просто вышли из обихода. Кроме того, сыграло свою роль изменение климата.  Этому позднему сорту нужна холодная зима, чтобы на дереве появились почки. А последние три года зимы у нас были несерьезные, и груши не дали ни цветов, ни плодов. Еще две-три таких теплых зимы – и сорт погибнет окончательно.

pic
Pera moscatella, мускатная груша

Летние сорта груш исчезают наоборот потому, что их невозможно хранить – надо сразу срывать и есть. Для современного рынка они совершенно непривлекательны. Например, мускатная груша – очень старый сорт. Но хранить и перевозить его невозможно. Даже если просто взять его в руку – кожица потемнеет. Чтобы в полной мере насладиться вкусом и ароматом такой груши, надо стоять под деревом с открытым ртом и ждать, когда груша сама упадет. Еще один сорт, описание которого я нашла в книгах XV века – pera liccha – безобразная, но вкусная. За это в народе ее называли «обманщица». Зачастую народное название позволяет понять традиции, которые были связаны с этим растением.

pic
Mela Rosona, плоское яблоко

Материнскую яблоню Изабелла обнаружила в своем родном городе Читта-Ди-Кастелло. Этот сорт до сих пор часто встречается на высоких холмах по всей Умбрии. Дерево небольшой высоты с аккуратной компактной кроной прекрасно растет даже на каменистых горных почвах. Плоды средней величины, приплюснутые. Сочная и очень ароматная мякоть, приятный чуть терпкий вкус. Урожай собирали в конце октября и всю зиму хранили на чердаках в соломе или в высушенном мху. Эти яблоки оборачивали влажным пергаментом и запекали в печи. Также из них получается невероятно душистый компот, куда добавляли корицу и гвоздику.

Где искать сведения о старинных сортах

Старые книги и карты. Первое что приходит на ум – почитать старые книги и документы. Но крестьяне ничего не записывали о своей работе, к тому же они были, как правило, неграмотными. Поэтому в книгах можно найти совсем немного.  Хотя меня выручает книга XVI века «Сельское садоводство». Еще один кусочек паззла для реконструкции – учебные материалы. В начале прошлого века была такая практика просвещения фермеров – университетские агрономы приезжали на фермы из городов и обучали крестьян агротехническим приемам. Большую часть учебного материала составляют картинки. Кое-что из этих картинок можно извлечь.

pic

Также информацию о старых сортах можно обнаружить, прослеживая их путь по старым картам. Фрукты брали с собой в дорогу паломники, монахи, путешественники, их перевозили торговцы. Например, есть один сорт груш с очень твердыми плодами. Если такую грушу сорвать и носить в кармане несколько дней, то потом ее можно очистить от кожуры как плод инжира и с удовольствием съесть. Сорт так и называется «пера фигола» – инжирная груша. Поэтому путешественники брали ее в дорогу. На их пути вполне вероятно обнаружить эти деревья, выросшие из выброшенных косточек.

pic

«Только в моем небольшом городке Читта-ди-Кастелло 36 монастырей!»

Древние монастыри. Жившие в моем регионе монахи-бенедектинцы возделывали земли внутри монастырей и огромные поля, пожертвованные ордену богатыми людьми. Сохранились записи о посевах на этих землях. А монахи ордена Святого Франциска в основном жили подаяниями. Зато тщательно записывали все, что им подносилось в качестве даров. Теперь это важный источник информации. Я исследовала много монастырей по всей Умбрии, но работы по-прежнему очень много! Ведь только в моем небольшом городке Читта-ди-Кастелло 36 монастырей!

Старинные картины. Ранняя итальянская живопись была ближе к византийской культуре. Но ближе к ренессансу в XIV-XV веках художники стремились максимально точно изображать цветы и фрукты, которые обрели глубокое символическое значение. Живописцы оттачивали мастерство, рисуя фрукты и добиваясь максимальной точности. Поэтому на картинах и фресках XIV-XVI веков фрукты, скорее всего, изображены очень реалистично.

pic

Bitter Orange — первый цитрус. завезенный на территорию Италии арабами. Фото: www.facebook.com/fondazionearcheologiaarborea

Например, один из первых цитрусовых, которые арабы завезли в Италию – горький апельсин, «биттер оранж».  Его точно можно определить на картинах Роберто Коралли по загнутым в форме крыльев листьям и шипам на ветках. Это великолепное дерево, которое цветет и плодоносит одновременно. Горький апельсин в гастрономии используют прежде всего для мармеладов. Но мы в Италии джемов и мармеладов не делали – сахар слишком дорогой. Использовали апельсиновый сок как соус для мяса или заправку для салата.

Знаменитый живописец Пьеро Делла Франческо родился в городе Сансеполькро, как и я. На его картинах вы не найдете фруктов. Лишь на одной присутствует черешня. Причем ягоды как бы собраны в букет. Есть такая старая традиция – бабушки делали такие букетики для внуков, чтобы приучить их есть черешню. Картина находится в Перудже. На полотне ягоды словно прозрачны. И у меня есть похожий старинный сорт.

pic

Мадонна Дюрера, яблоки «бычья морда», фрагмент фрески Карло Кривелли

В работах Франческо Миланцио (Francesco Melanzio) можно встретить необычное яблоко. Это распространенный в прошлом сорт muso di bue – «бычья морда». Забавно, что известная картина Дюрера, которая находится во Флоренции, в каталоге значится как «Мадонна с грушей». Искусствоведы пишут целые статьи о значении этой груши в христианской символике и творчестве Дюрера. Прекрасно, но есть одна проблема – на самом деле это яблоко. И скорее всего, как раз сорта «бычья морда». Стараюсь не разочаровывать искусствоведов и держу это при себе. «Бычью морду» можно встретить на полотнах еще одного прекрасного художника, венецианца Карло Кривелли, который работал в Центральной Италии.

Воспоминания старожилов. Больше всего мне нравится получать информацию от старых фермеров, которые помнят былые традиции. Я дружила с некоторыми из них, когда начинала свои исследования 40 лет назад. Большинство из них, к сожалению, уже оставили наш мир. Я очень любила слушать их рассказы, стараясь восстановить нить памяти о том времени, когда еду в Италии еще выращивали фермеры, а не агрокорпорации. И каждый день мы находили какой-то сорт, которому грозило исчезновение. А если какой-то сорт исчезает, то это навсегда – восстановить уже невозможно, никаких шансов. Нужно было торопиться. Мы работали в режиме чрезвычайного положения.

Еще три года назад Италия была вторым в мире производителем груш. Сейчас мы на третьем месте, но на 80% наших груш приходится всего пять сортов! А ведь их было несколько тысяч – свой сорт был в каждой деревушке!

Как возродить исчезающий сорт

Применяется технология, которую изобрели еще ассирийцы, а затем усовершенствовали древние римляне. Это прививки. После того, как найдено очередное заброшенное плодовое дерево, с помощью секатора у него берется черенок, помещается его в бутыль с водой и как можно скорее доставляется в питомник. Там черенок прививают к одному из деревьев. Все очень просто, надо только понимать физиологию растений и сезонность. В моем саду около 500 деревьев. С учетом того, что на одном дереве могут быть привиты несколько черенков, в питомнике сохраняются и более 550 старых сортов фруктовых деревьев – яблоки, груши, миндаль, абрикосы и персики.

pic

Фрукты из сада Изабеллы Далла Раджоне. Фото: www.facebook.com/fondazionearcheologiaarborea

Почему исчезают старинные сорта

Очень много фруктов мы сейчас позабыли. В моей провинции люди обеспечивали себя местными фруктами в течение круглого года. Использовали их очень разнообразно – примерно как сейчас овощи – подавали к мясу, жарили на гриле. Сохранился рецепт жареного на гриле апельсина. Груши мариновали как сейчас огурцы или помидоры. В старых домах оборудовались «фруттаи» – фруктохранилища, под потолком на кухнях подвешивали фрукты для сушки. Например, я подсушиваю виноград, чтобы сделать из него вино «винсанто».

Когда я спросила торговца на рынке в своем городе, почему он не продает местный сорт «бычья морда», он ответил «у меня нет упаковки под такую форму». Причина исчезновения сорта – рыночная. Хотя эти яблоки крупные, сочные и вкусные, покупателям не нужны такие яблоки – слишком странные. Не совпадают с нашими представлениями о яблоках.

pic

Дом Изабеллы Далла Раджоне в Умбрии

Очень распространенный в прошлом сорт – белая черешня. Сладкие ароматные и сочные ягоды. Но если предложить такую покупателям у нас на рынке, никто ее не купит – она не совпадает с нашими представлениями о том, какая должна быть черешня. Подумают, что она невкусная и пройдут мимо, даже пробовать не станут. Это единственный сорт черешни, который никогда не клюют птицы– им она кажется недозрелой!

Другой важный продукт – инжир. Италия больше не является его поставщиком – слишком затратно выращивать, а когда инжир спелый – из него сочится сок и его невозможно транспортировать. И в холодильнике его сохранить невозможно.

pic

Инжир, он же фига — типичный средиземноморский фрукт, на территории Италии росли сотни сортов. Фото: www.facebook.com/fondazionearcheologiaarborea

Исчезновение старых местных сортов фруктов происходит просто потому, что времена меняются, и люди больше не хотят связываться с этими плодами. Но если есть желание на время переместиться в ушедшую эпоху доиндустриальной Италии, добро пожаловать в мой питомник.

http://www.archeologiaarborea.org/

pic

Организаторы и слушатели лекции Изабеллы Далла Раджоне на «Даче Циферблата».

Читайте также
Комментарии к посту

«Сад исчезающих деревьев»