Ответственность
ООН поддерживает русских фермеров
Беседовал – Владимир Емельяненко, 19 Апр 2016
0 0 0 2900
Почему люди до сих пор голодают, а другие при этом страдают ожирением? Как накормить всех, не обидев никого? Спасут ли фермеры? На связи с Лавкой – ООН. Беседуем с директором российского представительства Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Евгенией Серовой.
Беседовал – Владимир Емельяненко, 19 Апр 2016
0 0 0 2900
Почему люди до сих пор голодают, а другие при этом страдают ожирением? Как накормить всех, не обидев никого? Спасут ли фермеры? На связи с Лавкой – ООН. Беседуем с директором российского представительства Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Евгенией Серовой.

Евгения Серова
Директор российского представительства Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) 

— Зачем в Москве открывается офис ФАО?

— С 2006 года и за десять лет своего членства в Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН, Россия стала важным партнером организации, страной-донором. Открытие офиса ФАО в Москве отражает этот факт. Таких офисов по связям со странами в ФАО четыре – в Брюсселе для ЕС, в Вашингтоне для США и Канады, в Йокогаме для Японии и теперь в Москве. Помимо России, он будет осуществлять контакты со странами Средней Азии и Закавказья. Есть еще два субрегиональных офиса по связям с международными организациями – в Женеве и в Нью-Йорке при Генеральной ассамблее ООН. А штаб-квартира ФАО располагается в Риме.

— В 1945 году ФАО создавалась как институт для преодоления голода в мире. Почему мир до сих пор голодает?

— С 1945 года ситуация сильно изменилась. Во-первых, тогда голод был всемирным, сейчас он локализован. Голодают в основном страны Африки и Азии, Океании, Карибского бассейна.

Во-вторых, когда создавалась ФАО, пропитание зависело главным образом от сельского хозяйства. Сегодня голод – проблема все меньше сугубо аграрная. Продукт в поле – это еще не еда. Это сырье. Еда, как правило, в магазине или в ресторане. И вот логистическая проблема – как ее туда доставить? – одна из первых глобальных проблем мирового питания. Есть страны, где еды производится много, но у них нет отлаженной логистики, чтобы оперативно доставить ее до потребителя. Длинные современные продовольственные цепочки порождают вторую составляющую проблемы мирового питания — безопасности и качества. Использование химии в растениеводстве и пищевой промышленности, вакцин в животноводстве дополнительно усложняют продовольственную цепочку.

Третья составляющая проблемы питания – переедание, медленно убивающее людей, а сегодня в мире, за исключением Африки, число людей с избыточным весом превышает число голодающих.

 

Проблема голода, таким образом, эволюционировала: число людей с перевесом превышает число тех,кто ложатся спать голодными. И, наконец, четвертая составляющая мирового голода – финансовая доступность пищи. Сегодня, как никогда, важны доходы людей для решения проблемы голода. Пока остаются люди, неспособные купить еду, остается и голод. И вот тут ФАО как основная организация мира по борьбе с голодом, ищет партнеров, способных решать эту проблему. В России «ЛавкаЛавка», например, под наш мандат попадает просто на все 100%.

— Объясните, как?

— Почему-то считается, что голод есть только в городе, что крестьянин обеспечивает себя продовольствием. Это заблуждение. До трети мелких производителей являются нетто-покупателями продовольствия, а для этого им нужны доходы. Чтобы иметь доходы, им нужно что-то продавать. Однако мировые продовольственные цепи, мягко говоря, недружелюбны по отношению к мелкому производителю, даже если он эффективен. Возьмем, например, любую крупную молочную корпорацию. Ей удобнее покупать сырье у трех крупных молокозаводов в районе, нежели работать с мелкими фермерами, так как транзакционные издержки взлетают неимоверно. В результате мелкие производители выпадают из продовольственной цепи, не получают дохода и могут голодать. Ценность «ЛавкиЛавки» как раз в том, что она не просто не дает пропасть от разорения и голода фермерам. «ЛавкаЛавка» создала и продвигает альтернативную транснациональным корпорациям логистическую цепь доступа качественного продовольствия – доступ продукции мелкого производителя потребителю.

ФАО исповедует китайский принцип: «Пусть расцветает миллион цветов». Один из таких «цветов» – мелкий производитель – очень нужен миру, а один из инструментов его поддержки – фермерский кооператив «ЛавкаЛавка» – просто отражение концепции Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН по внедрению в мир устойчивого развития.

— Насколько этот путь конкурентоспособен относительно, например, сосуществования с теми же корпорациями?

— Это уже следующая проблема – устойчивости производства. Разумеется, пять-семь транснациональных компаний могут монопольно сетями покрыть весь мир. Однако здесь встает вопрос устойчивости. А если какая-то из корпораций разорится или просто уйдет с рынка? Или, как это уже случалось с итальянскими сырами, или овощами и фруктами в ЕС, происходит заражение продукции? Таких, примеров в ФАО накоплено много. И ФАО, и я лично, как экономист, ничего не имеем против крупного индустриального производства. Это производство, в конце концов, накормило мир. Но дальше мы должны думать об устойчивости развития. И вот тут ФАО исповедует китайский принцип: «Пусть расцветает миллион цветов». Один из таких «цветов» – мелкий производитель – очень нужен миру, а один из инструментов его поддержки – фермерский кооператив «ЛавкаЛавка» – просто отражение концепции Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН по внедрению в мир устойчивого развития.

— Каким вы видите место фермера в устойчивом развитии?

— Как ключевой элемент баланса сил. Но я бы не сказала, что здесь должно быть какое-то нормативное указание, где и сколько должно быть холдингов, корпораций или фермерских хозяйств. В каждом секторе, в каждой стране, в каждой конкретной ситуации это может и должен быть поиск разумного сочетания разных форм хозяйствования.

— Чем здесь может помочь ФАО?  

— Только одна история. Был у ФАО некоммерческий проект в Таджикистане. Триста семей в горах Памира, где ничего не растет, есть только яки. Когда мы туда приехали, они яков резали как на колбасу – вырезка, потроха и кости – все в одном куске. Мы объединили людей, создали предприятие, привезли экспертов с московского мясокомбината «Черкизовский», научили людей грамотно разделывать туши яков, научили женщин делать сыр из молока яка, связали их с Минсельхозом Таджикистана, получили все нужные сертификаты. Устроили несколько дегустаций в Душанбе для ритейла и ресторанов. Ровно через год мясо яков появилось в ресторанах Душанбе. Доходы трехсот семей выросли почти в три раза. Мы тремстам семьям помогли самим себя спасти от голода, и дали рычажок доступа к потребителю.

pic

Фото: Лиза Жицкая

— В России что служит таким рычагом, который помогает фермеру выживать и развиваться?  

— Тут я бы обратилась к опыту «ЛавкиЛавки». Есть такой экономический закон: чем выше доходы, тем меньше доля приростного дохода тратится на продовольствие. Его вывел в ХIХ веке немецкий экономист и социолог Эрнст Энгель. Но когда у человека очень низкие доходы, он каждую приростную единицу тратит на питание, потому что недоедает. Также и при очень высоких доходах этот закон тоже перестает работать. Человек начинает есть черную икру, пить шампанское. Он пьет молоко, которое выдоили под музыку Вивальди, или ест только органическую еду. Иными словами, приростной доход опять может направляться на более дорогую еду. Вот к такому разборчивому потребителю в России пришли «ЛавкаЛавка» и фермер. Как только доходы россиян выросли, появилась группа населения, которая готова тратить на хорошее, качественное продовольствие больше средств, чем она тратила раньше. Другими словами, потребитель хочет не вообще персик, а персик от Ивана Ивановича Иванова, которого он видел сам, или видел, как этот персик вызревает. Этот запрос потребителя – надежда мелкого производителя, но не любого, а эффективного, способного работать на современном уровне, сохраняя индивидуализированное производство. В этом смысле «ЛавкаЛавка» и ее наработки интересны ФАО. Во-первых, опытом, во-вторых, возможностью его использования в соседних странах – Средней Азии, Закавказье, разумеется, с учетом их особенностей и культуры потребления. И, если, как я надеюсь, эксперты «ЛавкаЛавка» поедут в штаб-квартиру ФАО в Риме делиться своим опытом, то специалисты, оценив его, смогут использовать этот опыт в других регионах мира.

— Предлагаете «ЛавкеЛавке» международную экспансию?  

— ООН не занимается коммерцией, я говорю не о франчайзинге. «ЛавкаЛавка» может заниматься франчайзингом. Это дело компании. ФАО в этом не участвует. Для нас интересно, что опыт фермерского кооператива «ЛавкаЛавка» поможет в других странах привязать миллионы или тысячи мелких производителей к рынкам. Это и есть маленькое вмешательство ФАО. Рычажок. Ведь, что скрывать, иногда от нас ждут: «ФАО придет с деньгами». Не придет. У ФАО нет денег. ФАО может прийти с опытом, знанием, нейтральным посредничеством между фермерами и правительством, между фермерами и большим бизнесом.

— Есть такой рычажок, который ФАО может привести в действие, чтобы российские фермеры вышли на внутренний рынок как полноправные игроки, например, как агрохолдинги?

— Есть у меня одно предложение для «ЛавкиЛавки», и я буду о нем говорить с руководством ФАО в штаб-квартире в Риме. Почему бы таким кооперативам, как «ЛавкаЛавка», не основать ассоциацию, которая бы имела более слышный голос при разговоре с правительством, с местными администрациями? ФАО может быть нейтральным модератором в этом процессе. То или иное правительство не всегда злокозненно, как мы часто считаем. Оно может не знать и не слышать. Чтобы оно услышало, например, фермеров, нужен не отдельный голос, даже такой напористый как «ЛавкиЛавки», нужен хор.

pic

Фестиваль «Териберка. Новая жизнь» 2015. Фото: Максим Малютин

— Чем вас заинтересовал наш Арктический фестиваль в Териберке?

— Тем, что это опять 100-процентное попадание «ЛавкиЛавки» под мандат ФАО. Одна из наших стратегических целей – развитие сельских территорий. Мы тоже занимаемся поиском дохода для людей. Именно так мы себе и представляем социальную защиту – не как оказание гуманитарной помощи, а как оказание помощи в организации социального пространства, которое бы кормило – работой и различными способами самовыражения территорий. Поэтому, когда я в фейсбуке прочитала о социальном проекте и фестивале в Териберке, то сразу же через фейсбук сама вышла на «ЛавкуЛавку». Я уже говорила об этом проекте с нашей штаб-квартирой в Риме. Там идет поиск людей, которые приехали бы на фестиваль и рассказали о международном опыте такого рода проектов. Еще мы ищем заинтересованных людей в Росрыболовстве для выстраивания диалога с бизнесом, например, о квотах. Мы ничего не навязываем, никаких решений. Мы просто приводим всех стороны диалога к взаимоприемлемому согласию.

— Когда «ЛавкаЛавка» выступает за местную еду, это объяснимо, ради фермеров. А у ООН почему стратегия развития местной еды остается в центре мандата ФАО?

— Я далека от мысли, что местная пища лучше. Для меня выбор между яблоками и бананами очевиден – и то, и другое. Но, когда потребитель предпочитает местные продукты, не только у местных производителей растут доходы, благосостояние общества в целом растет. В этом смысле местное – это дать шанс своим согражданам выжить. Такой подход к устойчивому развитию и акцент на местное производство для ФАО и есть один из путей борьбы за продовольственную безопасность. Это только, кажется, что если мы забудем про Териберку или ей подобную деревню, население переберется в город и не будет проблем. Будет проблема. Каждая отпавшая социальная или этническая группа создает некую нестабильность общего развития. Как пирамида. Ее можно поставить на острое основание и быстро вознестись куда-то, а можно строить долго. На широком основании пирамида будет устойчивее.

 

Справка

Что такое ФАО

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) (англ. – Food and Agriculture Organization, FAO) основана 16 октября 1945 года в Квебеке (Канада) на международной конференции по проблемам преодоления голода. С тех пор ФАО содействует развитию сельских регионов по всему миру. Девиз организации: «Помогаем построить мир без голода». Главная задача ФАО – обеспечение продовольственной безопасности для всех и гарантирование регулярного доступа населению к высококачественной пище.

На 2015 год в Продовольственную и сельскохозяйственную организацию ООН входили 197 членов: 194 государства-члена, 1 организация – Европейский союз, два ассоциированных члена – Фарерские острова и Токелау.

Россия вступила в ФАО в 2006 году. В 2016 году в Москве открыт офис ФАО по связи с Россией.


Официальный сайт ФАО

Комментарии к посту

«ООН поддерживает русских фермеров»