Экология
Экономика эпохи пост-ГМО
Текст – Элизабет Ройт, фото – Даниэль Ши, 25 Дек 2013
0 0 0 2791
Этот материал из американского журнала Modern Farmer рассказывает об американских фермерах, пожинающих плоды перехода на ГМО-семена. Их урожаи со временем снижаются, затраты на гербициды, пестициды и удобрения растут. Автор статьи исследует тенденции набирающего силы в США рынка сельхозпродукции без ГМО.
Текст – Элизабет Ройт, фото – Даниэль Ши, 25 Дек 2013
0 0 0 2791
Этот материал из американского журнала Modern Farmer рассказывает об американских фермерах, пожинающих плоды перехода на ГМО-семена. Их урожаи со временем снижаются, затраты на гербициды, пестициды и удобрения растут. Автор статьи исследует тенденции набирающего силы в США рынка сельхозпродукции без ГМО.

Modern Farmer, декабрь 2013 года
перевод – Александр Иванов

Будучи подростком, сын преуспевающего фермера Крис Хьюджрич как-то сильно разбился на мотоцикле, чудом уцелев. Прошло сорок лет, а местные по-прежнему зовут его Хьюдржич-Авария, хотя после того случая Крис начал жить «как все»: женился, развелся, выкупил родительскую ферму. Но недавно он снова совершил смелый поступок, отказавшись сажать на своей ферме генномодифицированную кукурузу.

2800 акров в центральной Айове близ небольшого городка Бреда, принадлежащие Хьюджричу, похожи на аккуратное одеяло из зеленых и песочного цвета лоскутов. Сверкающие комбайны и культиваторы стоят в ангарах ровными рядами – фара к фаре, колесо к колесу. Но в офисе Хьюджрича, расположенном между полями и ангарами, царит хаос. Стол захламлен грудой потрепанных каталогов семян, испещренных пометками ведомостей и почвенных карт. Планирование посевов на следующий год – горячая пора.

pic

Уборка урожая на Среднем Западе

pic

Крис Хьюджрич за рулем комбайна. 

Покупать семена раньше было предельно просто. Фермеры брали четыре-пять видов семян у регионального поставщика – и все. Но в 1990-е годы биотехнологические компании начали производить генетически модифицированные семена, имеющие качества других организмов. Один ген делал соевые бобы устойчивыми к гербециду глифосату. Другой, благодаря протеину земляной бактерии (Bt), защищал кукурузу от корневого червя и кукурузных мотыльков.

Отец Хьюджрича охотно использовал генномодифицированные семена. Они стоили дороже, но позволяли сэкономить деньги на гербицидах и пестицидах. Урожаи и прибыль начали расти, отчасти благодаря еще и хорошей погоде и коньюнктуре рынка. Хьюдржич начал покупать ГМО-семена вслед за отцом. Шли годы, все вроде бы шло как по маслу, но надвигались серьезные проблемы.

«Пять лет назад эти дополнительные гены работали, – говорит Хьюджрич. – Благодаря гену Bt у меня не было корневых червей, и я использовал меньше пестицидов. А теперь и червь приспособился, и сорняки устойчивы! Матушка-природа адаптируется».

«Благодаря гену Bt у меня не было корневых червей, и я использовал меньше пестицидов. А через пять лет и червь приспособился, и сорняки устойчивы! Матушка-природа адаптируется».

Обнаружив тенденцию к падению цен на кукурузу и росту расходов на ее выращивание, Хьюджрич решился на эксперимент. Два года назад он засадил 320 акров обычной кукурузой и 1700 акров – генномодифицированной. К его восторгу, поля, засаженные обычной кукурузой, дали по 30 кустов на акр, в то время, как кукуруза ГМО – только по 15 кустов. Это дало чистой прибыли по 100 долларов на акр. В 2013 году фермер поднял долю, засадив шестью видами обычных семян примерно 750 акров, оставив все остальное для кукурузы ГМО.

Хьюджрич не единственный фермер, отказавшийся от семян с ГМО. По всем Соединенным Штатам производители продуктов питания начинают терять терпение оттого, что внедренные качества не работают, как раньше. И дело не только в том, что семена дорогие (мешок семян генно-модифицированной кукурузы стоит на 150 долларов дороже обычной), но и в том, что ГМО вынуждает фермеров использовать больше химикатов. Несмотря на теоретическую устойчивость генно-модифицированных семян к корневому червю, во время посевного периода Хьюджрич дважды опрыскивает и обычную кукурузу, и содержащую ГМО, гербицидами и пестицидами. По данным компании по правам потребителей Foodand Water Watch, использование гербицидов и пестицидов возросло на 26 процентов из-за того, что повысилась сопротивляемость сорняков. Сегодня 61,2 миллиона акров пахотной земли, включая большую долю земель Хьюджрича, заросли сорняками, устойчивыми к глифосатам.

Подобно тому, как растения и животные адаптируются к воздействию окружающей среды, розничные торговцы реагируют на давление со стороны потребителей и маркируют продукты с ГМО. Компания Whole Foods заявила, что к 2018 году она промаркирует все свои продукты, содержащие ГМО. Компания Target объявила о создании новой линейки продуктов под брендом Simply Balanced, которая будет избавлена от ГМО-ингредиентов к 2014 году. А к концу лета более чем в 20 штатах ожидалось принятие законов о маркировке продуктов ГМО.

pic

Бреда, штат Айова.

pic

Кукуруза на одном из полей Хьюджрича. Без ГМО!

Потребительский спрос автоматически приведет к тому, что на рынке появится больше зерна без ГМО. Однако есть еще ряд факторов, влияющих на выбор семян, которые сажают фермеры. Например, география. Живет ли фермер вблизи от транспортных путей, по которым обычное зерно поступает на рынки, где продукция ГМО не пользуется популярностью: в Японию, Южную Корею и ЕС? Закупщик компании Clarkson Grain Уайатт Мьюз, который скупает и обычное и модифицированное зерно и соевые бобы, доплачивает фермерам по два доллара за бушель бобов без ГМО и по доллару за кукурузу. Такой продукт он держит отдельно от модифицированного зерна на протяжении всего процесса: от посадки до урожая, при хранении и транспортировке. Ведь ГМО со временем перестает работать, а сортовые семена всегда обеспечат хороший урожай, и поэтому так важно их сохранить.

Вблизи фермы Хьюджрича нет мельниц, которые покупают зерно без ГМО по повышенной цене. Нет и рек, которые позволили бы ему экспортировать свою продукцию по всему миру. Но он живет неподалеку от города Блейр, штат Небраска. Там завод компании Cargill перерабатывает его продукцию в пластик для клиентов, которые хотят получить товар биологического происхождения, но не желают поддерживать ГМО. «Я получаю надбавку пятьдесят центов за бушель», – говорит Хьюджрич.

pic

Экономика кукурузы без ГМО. По мнению консультанта по сельскому хозяйству компании AgriWize Аарона Блума, сеять немодифицированные сортовые кукурузные семена экономически выгодно. Сравнив урожаи с посадки нескольких видов генномодифицированной кукурузы SmartStax и обычной кукурузы, Блум пришел к выводу, что фермеры, сажавшие обычную кукурузу, экономили в среднем 81 доллар на акр. Для типичной фермы на Среднем Западе в тысячу акров эта экономия составит почти 81 000 долларов.

Ферма Аарона Блума не имеет возможности сбывать свое зерно по повышенным ценам, но он все равно продвигает обычное зерно. Будучи консультантом по посевам, Блум пять лет экспериментировал с немодифицированным зерном на своей ферме неподалеку от Чероки, штат Айова. «Урожаи у нас такие же или даже лучше, и, честно говоря, мы еще и экономим деньги», – говорит он. И, все же, когда он в первый раз предлагает своим клиентам обычное зерно, получает отказ. «Они говорят, что им придется работать культиватором и рыхлить пашню, и сорняки придется полоть вручную. Я объясняю, что можно работать и сеялкой, просто добавьте инсектициды и обычные гербициды». Ни у кого из тридцати фермеров, которым Блум продал семена без ГМО в прошлом году, не было плохого урожая, за исключением случаев небывалой засухи. «У меня есть еще 20 клиентов, которые опробуют это в следующем сезоне».

И все же убедить фермера к перейти на посадку обычных семян – тяжелая утомительная работа. Планируя посадки, фермеры натыкаются на целый вал телевизионных и печатных рекламных объявлений, продвигающих новые технологии. Есть и тонкие психологические моменты.  Фермеры поддерживают близкие отношения с поставщиками семян, которые зачастую живут неподалеку и ходят вместе с ними на бейсбол, родительские собрания и в церковь. «С ними нельзя порвать, – говорит Блум, отмечая, что поставщики семян работают на комиссионной основе». Например, компания Du Pont Pioneer предлагает ему семена без ГМО по цене 180 долларов за мешок, а Wyffels Hybrids продала по цене 115 долларов в прошлом году.

Почему Pioneer берет так много? Потому что компания не хочет понижать стоимость на обычные семена и отваживать клиентов от семян с ГМО. По словам Блума, один из дилеров компании признался: «Мы не хотим, чтобы наши фермеры покупали их».

Ситуацией пользуются маленькие компании, занимающиеся поставкой негенно-модифицированных семян. Продажи компании eMerge Genetics, расположенной в западном Дес Моинес, растут ежегодно на 30 процентов уже пять лет. За четыре года своего существования, компания Spectrum Seed Solutions из Линдена, штат Индиана, увеличила продажи в два раза. Ее президент Скотт Одл уверен, что кукуруза без ГМО в ближайшие пять лет составит 20 процентов рынка. Изучив бизнес десяти небольших компаний зернового пояса, специализирующемся на семенах без ГМО, редактор издания The Organic & NonGMO Report Кен Роузборо заявил, что на их продукцию повысился спрос. «И я думаю, что это продолжится», – отметил он.

pic

Роторные лезвия культиваторов в ангаре Хьюджрича

pic

Комбайн для уборки кукурузы

Но выросли ли площади посевов под обычное зерно? Или просто компании, продающие его, заняли нишу, от которой отказались гиганты индустрии? Трудно сказать. Представитель небезызвестной компании Monsanto Джеффри Нью говорит: «Мы, конечно, предлагаем традиционные гибриды, но по-прежнему видим большой спрос на «обработанные» продукты. Как правило, мы не даем информации о процентах или продажах».  Коммерческий директор  DuPont Pioneer Даниэль Джонс уверяет, что спрос на обычные семена его компании возрос, но не говорит, насколько.  По данным Департамента США по сельскому хозяйству в 2011 и 2012 году 88 процентов посаженной кукурузы содержали ГМО. В 2013 году этот процент вырос до 90. Из-за больших площадей посева кукурузы – 97 миллионов акров – фермы Хьюджрича и Блума остаются в тени. «Рост наблюдается в региональном или местном масштабе, – говорит представитель Clarkson Grain Уайатт Мьюз, – поэтому не учитывается на общенациональном уровне».

Крупные производители семян внимательно следят за законодательными собраниями штатов и тратят десятки миллионов долларов на то, чтобы не пропустить законы о маркировке, и отвечают на звонки продовольственных компаний, озабоченных тем, как эти законы могут повлиять на производство в сельском хозяйстве. «Если такие законы создадут спрос на фермерском уровне, нам придется на это ответить, – с опаской говорит представитель Pioneer Джонс. – Но воевать мы не станем».

Менеджер по специальным продуктам Agri Gold Hybrids Чак Хилл продает и ГМО, и гибриды. Он также насторожен: «Решение Whole Foods маркировать свою продукцию не стало эпохальным событием, – настаивает он. – Компания и так уже это делала для постоянных покупателей. А вот если бы Уолмарт решил маркировать продукцию с ГМО, то это был бы серьезный шаг».

И, все же, эта скрытая экономика бурлит. Организацию NonGMO Project, которая проводит независимую экспертизу и маркирует продукты, не содержащие ГМО, поставщики буквально засыпали запросами информации по своим товарам. В результате продажи товаров, проверенных на содержание ГМО, возросли с 1,3 до 3,1 миллиарда долларов за 2011-2013 годы.

pic

Консультант по сельскому хозяйству компании Agri Wize Аарон Блум.

pic

Офис Хьюджрича у силосных башен, где он составляет план посевов.

Компании, производящие корм для животных без ГМО, по словам менеджера по связям с общественностью NonGMO Project Каролайн Кинсман, пользуются «невероятным спросом». Например, продажи компании Hiland Naturals, производящей корм для домашнего скота, возросли более чем вдвое после того, как она получила маркировку NonGMO Project. Большинство клиентов Hiland – владельцы небольших ферм. Они продают яйца и мясо продуктовым лавкам и на фермерских рынках. Многие продают птицу на сети Whole Foods и в различные учреждения, например в колледжи. По мнению владельца Hiland Дэна Мастерса, в подъем его компании обусловлен тем, что люди хотят знать происхождение своей еды. В чем-то – стремлением поддержать закон о маркировке. В чем-то – «благодаря людям, которые устали от больших корпораций и больших сельских хозяйств».

Пока фермеры Среднего Запада обдумывали, что они будут сажать следующей весной, Мастерс вел переговоры с одним из крупнейших в стране производителем корма для животных о разработке продукта, проверенного на содержание ГМО. Если сделка состоится, то его компания вырастет более чем в два раза, и это позволит ему построить еще несколько мельниц.

«Нам нужно добиться, чтобы больше фермеров переходили на обычное зерно, – говорит Аарон Блум, предвкушая рост рынка. – Нам нужно быть прогрессивными и расти в соответствии со спросом клиента».

Материал был подготовлен совместно с компанией Food & Environment Reporting Network, независимой некоммерческой информационной организацией, проводящей журналистские расследования в области еды, сельского хозяйства и гигиены окружающей среды.

Оригинал статьи

pic
Читайте также
Комментарии к посту

«Экономика эпохи пост-ГМО»