Большая земля
Как и зачем Коломна становится городом-садом
Текст — Татьяна Иванова-Дятлова, 15 Фев 2019
0 0 0 4555
Социальный предприниматель Наталья Никитина и историк Дмитрий Ойнас о постиндустриальной экономике, исторических сортах яблок, философии сада у Достоевского и о травяных чаях как культурном феномене.
Текст — Татьяна Иванова-Дятлова, 15 Фев 2019
0 0 0 4555
Социальный предприниматель Наталья Никитина и историк Дмитрий Ойнас о постиндустриальной экономике, исторических сортах яблок, философии сада у Достоевского и о травяных чаях как культурном феномене.


Наталья Никитина

Некоммерческое партнерство «Город-Музей» во главе с Натальей Никитиной превращает центр Коломны в музейный кластер: изучает историю города, создает музеи местных ремесел, воссоздает исторический образ города. Одно из направлений работы — восстановление яблоневых садов. До революции продажа яблок составляла важную часть коломенской экономики. Руководит «яблочным» проектом историк Дмитрий Ойнас.

Место действия: исторический центр Коломны. Мы с Натальей и Дмитрием пьем чай в кафе при созданном Натальей Музее коломенской пастилы. Кафе летнее: над головой качаются ветки, столики стоят прямо на земле, вместо стен — деревянный забор с широкими штакетинами. Забор украшен картинами в деревянных рамках. Картины не совсем обычные: на них — различные сорта яблок. Дмитрий объясняет — это репродукции из книги немецкого помолога Иогана Хермана Кноопа.

Иллюстрация из книги «Помология». Фото: stilllifequickheart.tumblr.com

Первая часть книги «Помология, описание и изображения лучших сортов яблок и груш, которым в Голландии, Германии, Франции, Англии уделяется внимание и которые поэтому культивируются» была написана в 1760 году — это самое раннее в Европе описание садовых культур. Благодаря этому труду мы можем узнать, как выглядели те или иные сорта яблок, которые выращивались в Российской Империи.

Яблоневые сады Коломны

Наталья: Первое упоминание о коломенских садах относится к XIV веку. А в XIX веке в городе насчитывалось 472 сада. Жителей же было 8 тысяч — значит, сад сбыл у каждой семьи.

pic

Если год выдавался урожайным — представляете, сколько было яблок? Это было просто стихийное бедствие! А пастила — простейший способ сохранить яблоки. Поэтому в Коломне и было массовое производство пастилы.


Дмитрий Ойнас

Дмитрий: Мы знаем место самого старого сада в городе — к тому же, это один из старейших садов в стране. Это так называемый Панфиловский сад, он известен с 14 века. Дмитрий Донской собирал рать для борьбы с татарами здесь, в Коломне. И когда войска шли на Куликово поле, они проходили через Пятницкие ворота Коломенского кремля. Полки шли мимо сада с развевающимися знаменами, с трубами и барабанами. Это очень красиво описывается в «Сказании о Мамаевом побоище».

___________________________________________________________________

«Во утрий же день повеле князь Дмитрий Иванович всем воеводам на поля выехати [из Коломны – А. М.] к Девичему [перевозу – А. М.] и всем людям сниматися. Тогда же солнцу возходящу, и начата мнози гласы ратных труб трубити и гласити, и варганы мнози бьют, и стези ревут наволачены и у сада Панфилова. Сынове же русские наступиша на поля коломенская…».

___________________________________________________________________

Мы знаем место, где был этот сад. Сейчас там «Макдоналдс», и у нас есть с ним договоренность, что мы поставим табличку с информацией об этом саде.

Мы достаточно серьезно все исследовали: проводили экспедиции по окрестностям и смотрели, где какие сорта сохранились. Часть садов мы изучили — знаем, что где растет, часть еще только предстоит изучить.

Собственно, местные яблони нам нужны по нескольким причинам. С одной стороны, для нас важно, что это местная традиция, связанная со здешней культурой садоводства, то есть мы можем продемонстрировать туристам еще и эту сторону жизни города. С другой стороны, это местные сорта, соответственно, они максимально адаптированы к местным условиям, меньше придется бороться со всякими сложностями при выращивании деревьев. Чем больше растение адаптировано, тем меньше у него проблем.

Философия сада

Вообще, садовая история Коломны очень серьезная. Когда-то сады были важной частью экономики. И мы хотим возродить это, может быть, в несколько иной форме. Мы хотим, чтобы эти сады были представлены в Коломне как туристический объект. Конечно, мы не будем восстанавливать все 500 садов, которые здесь были в XVIII веке. По нашим представлениям, 30 ключевых садов позволят наглядно представить всю садовую историю города.

Наталья: Это будут скорее садики, чем сады.

Дмитрий: Да. В Средневековье 6 деревьев уже называли садом. Но были здесь и крупные сады. В XVIII веке был огромный, по меркам того времени, сад в Мещаниново. С планировкой, голубятнями, беседками и прочим. В Коломне есть усадьба писателя Лажечникова, сохранилось описание его сада.

Наталья: В этом саду было 33 яблони. И в описании есть такие слова «сад небольшой». То есть 33 яблони — по меркам дворянских усадеб был небольшим садом.

Лавкалавка: А сорта яблонь в описании указаны?

Наталья: Нет. И мы страшно сожалеем.

pic

Дмитрий: В русской культуре сад был не просто местом, откуда получают плоды, это было культурно-символическое пространство. Сад — это рай. Человек, сажая сад, создавал рай.

Очень яркий иконографический символ — образ Богородицы «Вертоград заключенный». Вертоград — это старорусский синоним слова «сад». На иконе изображена Богородица, стоящая в центре райского сада. В Библии райский сад описан как огороженное пространство, где насажены разные полезные и мудрые деревья, а в центре бьет источник. Образ стены при этом работает в двух направлениях. С одной стороны, сакрализация пространства: оно огорожено, туда нельзя так просто попасть, с другой стороны — это символ невинности Богородицы. Она и есть вертоград заключенный. И вот такое символическое сочетание одного и другого — это философия жизни русского человека.

Икона Богородицы «Вертоград заключенный»

Наталья: Достоевский сказал такую фразу: человечество спасется садом и садом выправится. У него много таких изречений про сад: что у каждого человека должен быть свой сад, свой кусочек неба; что дети должны рождаться не на мостовой, а в саду, и выпрыгивать из-под земли, как Адамчики. Полюбить яблоню — это все равно что полюбить человека.

Ясная Поляна — Коломна, далее везде

Дмитрий: У нас сейчас есть четкое представление, какие нам нужны столовые сорта, какие сорта нужны для производства настоящей коломенской пастилы. И мы знаем, где эти сорта брать. Часть яблонь будет у нас местная, из окрестных садов, а частично с нами поделятся садоводы Ясной Поляны.

Наталья: У нас хорошие отношения с Ясной Поляной. У них огромный яблоневый сад, 72 сорта яблок. Садовники там называют себя не садовниками, а музейными хранителями. Помню, мы в Коломне читали лекцию про сорта яблок и говорили о таких сортах как Скрыжапель, Титовка. Мы говорили о них, как об утраченных. А потом я приехала в Ясную Поляну — а там эти сорта есть! И много других исторических сортов, с замечательными названиями: Душистый леденец, Розмарин, Черное дерево. И вкус у них необыкновенный: ими просто невозможно наесться. Это совсем другие фрукты – это не то, что продают в супермаркетах с этикеткой «яблоки».

Это наше наследие, которое невозможно сохранить ни в каком музее.

Я хочу сделать еще такую вещь: небольшая подарочная коробочка, в которой лежит по одному яблоку исторических сортов. И к каждому яблоку —  книжечка, рассказывающая его историю. Например, любимое яблоко Льва Толстого. Толстой очень рано лишился зубов, и у него был какой-то любимый сорт яблок, очень мягкий. В России веками возделывали сады, была развита селекция. Было много сортов —  и о каждом можно рассказать историю. «История со вкусом» —  это как раз то, с чем мы работаем в музее пастилы и в «Калачной».

Садовая археология

Наталья: Еще мы много сотрудничаем с садовым археологом из Италии, Изабеллой Далла Раджионе.

А как вы с ней познакомились?

Наталья: О, это интересная история. Когда мы задумывали создание музейной фабрики пастилы, я решила подать заявку на грант Евросоюза. Но одним из условий этого гранта было наличие двух европейских партнеров. Один партнер у нас был, а вот второго мы никак не могли найти.

Когда до подачи заявки оставалось три дня, мне в дверь позвонили — почтальон принес журнал «Гео». Это была какая-то ошибка, я вообще-то на «Гео» не подписана. И в этом журнале я нашла статью про Изабеллу. Я поняла, что это наш человек. Она занимается восстановлением утраченных сортов фруктов. А мы как раз искали исторические сорта яблок для изготовления настоящей, подлинной коломенской пастилы.

Мы написали Изабелле письмо, и она сразу согласилась стать нашим партнером. Так что заявку мы подать успели. Денег в Евросоюзе, правда, нам не дали. Зато нашли себе замечательного партнера. У нас начался культурный обмен. Изабелла каждый год приезжает к нам на яблочно-книжный фестиваль «Антоновские яблоки», читает лекции, привозит сюда свои сорта фруктов. Мы тоже ездим в Италию.

Чай для настроения

Дмитрий: Садовая культура Коломны была довольно разнообразной, тут было довольно сильно развито направление, связанное с производством лечебных трав. Местные жители в больших объемах собирали и выращивали травы, и даже поставляли их в столицу.

Вы тоже выращиваете травы?

Дмитрий: Да. Мы собрали информацию о технологии сбора, о травах, которые выращивали в садах и которые собирали в окрестностях. Также мы реконструировали около трех десятков смесей трав, причем каждая предназначена для определенного использования. Есть «детский чай», есть специальный «повитушный чай» для рожениц, «чай от всех бед», «чай от нервов». Был чай, который пили каждый день — «для настроения».

В Коломне есть совершенно специфические традиции чаепития. Например, был такой ритуал: «чай через колокольчик».

pic

В праздничные дни, или если пришли гости, заваривался тот же чай, который пили каждый день — «для настроения».  Но на стол ставилась ваза с цветами-колокольчиками — и каждый гость должен был отрывать цветочек и класть себе в чашку. Физически это ничего не давало, но ритуал красивый.

Поскольку колокольчики цветут очень недолго, коломенцы научились их засушивать в крупе: так они сохраняли форму. Благодаря этому пить чай «через колокольчик» можно было круглый год.

Наталья: Это звучит очень наивно, по-детски, но мы ввели такое чаепитие в одну из наших экскурсионных программ — и зрители очень веселились. Так что настроение действительно поднимается.

Репа для спасения души

Вы планируете выращивать что-то, кроме яблок и трав?

Наталья: Репу. Это наш ключевой овощ.

Дмитрий: Репу в Средневековье выращивали все, потому что картошки не было, но в Коломне этим занималось полгорода, и не просто для себя, а на продажу. Это была часть экономики. У нас даже слобода есть Репная рядом с речкой Репинкой.

pic

Наталья: Однажды мы проводили литературно-гастрономический вечер в Калачной и взяли тему «репа». Мы пригласили шеф-повара и он столько всякой вкуснятины из репы приготовил. Опрокинул представление, что репа — это устаревший продукт.
Глава Коломны к нам расположен. Когда встал вопрос о благоустройстве города, он предложил нам семена цветов, чтобы мы сделали у себя клумбы. А я сказала: «мы не хотим сажать цветы, мы хотим посадить репу». Он удивился, конечно. На самом деле, репу сажали вдоль дорог, это был такой акт благотворительности. Это делалось для того, чтобы идущие по дороге странники могли эту репу вырвать и съесть. Это способ накормить голодных.

Поэтому мы хотим высадить на клумбах репу и поставить табличку с пояснением, почему именно репа.

О стандартизации

Дмитрий: Почему исчезают старые сорта овощей и фруктов? Потому что производители стремятся к стандартизации: они хотят выводить фрукты определенного калибра, чтобы сердцевина четко подходила под соответствующие станки. Они хотят, например, чтобы столовое яблоко имело красный бок с конкретной стороны. Китайцы вот выращивают квадратные яблоки — потому что их удобнее упаковывать. А это все сказывается на вкусовых качествах, да и устойчивости. Чем сорт изначальнее, чем он ближе к дикому предку, тем он лучше приспособлен к местным условиям. Поэтому антоновка такой популярный сортотип: это следующий шаг после дичка. Антоновка — результат спонтанных опытов разных садоводов. Можно сказать, что антоновок столько же, сколько садов.

Сейчас из-за стандартизации крупные питомники поглощают мелкие. Возникает проблема районирования, выращивают, скажем, в Подмосковье, саженцы из Голландии. А здесь совершенно другие условия и климат, деревьям приходится приспосабливаться. Получается борьба человека с природой.

Мы хотим показать, что есть другие подходы — не борьба с природой, а мирное сосуществование. Изначально ведь люди так и жили. Это, конечно, скажется на объемах производства — но в чем смысл этих гигантских объемов?

Может, в том, что людей на планете стало больше?

Дмитрий: Ну и что? Пусть производителей тоже будет больше. А то всех сгоняют на одну макаронную фабрику, чтобы производили именно этот сорт макарон. Зачем это нужно? Пусть в каждом селе производят свои, местные, макароны.

Читайте также
Комментарии к посту

«Как и зачем Коломна становится городом-садом»