Большая земля
Дом, где пахнет хлебом
Текст – Наталья Буланова, фото – Иван Ерофеев, 11 Фев 2016
0 0 0 5007
Однажды они устали от московской суеты и поселились в провинции. О вольной жизни на природе мечтают многие, но почти все задаются вопросом – есть ли в деревне условия для воспитания детей? Мама отважного семейства Евгения Ломоносова уверена: если к переезду подойти осознанно, то жизнь детей в деревне станет гораздо счастливее, чем в городе.
Текст – Наталья Буланова, фото – Иван Ерофеев, 11 Фев 2016
0 0 0 5007
Однажды они устали от московской суеты и поселились в провинции. О вольной жизни на природе мечтают многие, но почти все задаются вопросом – есть ли в деревне условия для воспитания детей? Мама отважного семейства Евгения Ломоносова уверена: если к переезду подойти осознанно, то жизнь детей в деревне станет гораздо счастливее, чем в городе.

Крутой вираж

С Евгенией мы встретились на пороге музыкальной школы, куда она вела восьмилетнего Мишу. Второй сын – девятилетний Гриша – в это время занимается дзюдо в спортивной секции. Его сопровождает папа. Евгения признается: к переезду в деревню Гибкино Тульской области, что в 100 километрах от Москвы, они готовились не один год. Зато теперь у их детей есть все, чего не было раньше. Оба сына – на домашнем обучении. Основными предметами с ними занимаются родители – сама Евгения и ее муж Максим.

pic

Миша с мамой на прогулке.

А еще ребята ходят в музыкальную, художественную и спортивную школы. Вечером – английский или семейные чтения вслух. В свободное время дети играют на свежем воздухе и ходят в гости к друзьям. Продукты на домашнем столе – только те, что семья вырастила сама. Идиллия! Но правда ли все так красиво, как выглядит?

– Как вы решились на переезд?

– У нас четверо детей, двое старших уже взрослые, сейчас они живут отдельно. В городской квартире нам было тесно. Когда родился четвертый ребенок, стало ясно, что жить в городе очень трудно, почти невозможно. Да, город предназначен для хорошего образования, для бизнеса, но не для воспитания детей. Невозможно куда-то выйти погулять, теснота, ощущение сдавленности. Решить квартирный вопрос сложно, к тому же, нам очень хотелось на природу. Мы люди не сельские, отношения к земле никогда не имели, дачи презирали, сажать какие-нибудь помидоры нам казалась дикостью. У нас с мужем было свое довольно успешное дело, мы помогали другим развивать бизнес. Но в какой-то момент стало ясно: вся жизнь в карьеру не упирается, надо искать дополнительные смыслы. Вернее, основные. Как только начинаешь осознанно подходить к своему здоровью, понимаешь, что городская среда удушает. Мы для себя решили однажды, что жить в городе с детьми – это неправильно. На тот момент у нас не было лишних финансов.

pic

В городе так не побегаешь.

Место долго искали, но когда увидели участок, сразу поняли – это наше. Начали сами строить дом, сами все проектировали, у нас были рабочие руки, но только чтобы копать, пилить, материалы носить. Нам помогла бизнес-закалка, я вспомнила свое первое инженерное образование. Постоянно боролись с внутренним страхом: вдруг не сможем, не получится. Два с половиной года на это ушло. И вот, уже три года мы здесь.

Лоск, блеск и шик

Музыкальная школа, в которой мы беседуем – часть детской школы искусств, что находится в селе Заокское, рядом с Гибикиным. Мы стоим в коридоре, за нами – плакат: «10 причин отдать ребенка в музыкальную школу». «Причина первая: играть – это следовать традиции. Музыке учили всех аристократов, русских и европейских. Музицировать – это лоск, блеск и шик». Из соседнего класса доносится звонкий детский голос. Евгения довольно улыбается: «Это Миша поет. Старается». Будущий аристократ уверенно попадает в ноты.

– Кстати, как вам местная музыкальная школа?

– Мы знали, что здесь школа искусств, но то, что она такого высокого уровня, для нас стало неожиданностью. Здесь занимаются по-настоящему, очень серьезно подходят к обучению, причем не за подарки и не за деньги. В Москве обыкновенная музыкальная школа в месяц обходится до 5 тысяч, а здесь – полторы тысячи за полгода. При этом полноценное восьмилетнее музыкальное образование, с двумя инструментами, с сольфеджио. Мы ни разу не заплатили за участие в конкурсах, а оба сына в них участвуют регулярно.

pic

«Музыке учили всех аристократов, и русских, и европейских».

Здесь есть традиции, не одно поколение так выросло. В округе – много музыкантов. Играют на любых инструментах – фортепьяно, духовых, струнных, народных. В школе искусств есть и художественное отделение. Тоже восьмилетнее образование. Скульптура, рисунок. В зависимости от класса, четыре-пять предметов. После этого дети готовы к поступлению в художественное училище. Поблизости их два – в Туле и в Серпухове. Вообще, культурная жизнь здесь насыщенная. Может быть, оттого, что рядом Поленово.

– Музыка, рисование. Чем еще ваши дети занимаются?

– Сюда довольно много москвичей переезжает. Конечно, не все дают детям домашнее образование, в пяти километрах от нас есть школа. Мы с родителями обсуждали, что хорошо бы шахматный клуб создать. Теперь он есть, с детьми шахматист занимается. В Заокском есть кружок дзюдо, он бесплатный. Правда, у детей уже высокий уровень, мы возим их в Серпухов – это 40 минут, пробок не бывает. В Пущино – бассейн. Общеобразовательными предметами мы занимаемся с детьми сами.

pic

Художественная школа в селе Заокское

В Москве к домашнему образованию относятся с недоверием. Здесь все реагируют очень позитивно, говорят: «Как хорошо, что вы занимаетесь с детьми!». Старшеклассникам нанимают репетиторов, нам пока не надо. И вообще, мы хотим, чтобы дети умели учиться самостоятельно. И мы не сомневаемся, что потом они поступят в ВУЗ. Семейники всегда показывали более высокие результаты, чем выпускники школ.

Будильник по имени Эдуард

Позже в этот день вся семья собирается на даче «Циферблата», который находится в деревне Дворяниново, на ферме для жизни «Марк и Лев».

«Циферблат» – это сеть тайм-кафе, где платят не за блюда, а за проведенное в клубе время. По сравнению с подобными заведениями в Москве, цены здесь ниже – хотя они и в городах невысокие. Зато рядом с домом сарай и привязанный к нему козел, который блеет почти человеческим голосом. Внутри очень уютно. Можно играть на пианино, читать книги в местной библиотеке, чаевничать и вести неторопливые беседы. Благо, обстановка располагает – старый буфет, большой абажур над столом. На входе нам всем выдают неработающие будильники – символ того, что время здесь останавливается. У каждого будильника есть имя, только нашему фотографу достался безымянный. «Вы можете назвать его, как хотите», – говорит приятный молодой человек, он здесь вроде управляющего. «Назову Эдуардом», – неожиданно решает наш Ваня.

pic

А как будет по-английски «пряник»?

Семья Ломоносовых садится за стол вместе с приятным молодым человеком, и начинается урок английского. Все-таки фамилия обязывает, учатся все – старшее поколение наравне с младшим повторяет фразу: I would like some tea.

– Хочешь пряник? Попроси его на английском, – обращается учитель к Грише.

– Я не знаю, как пряник по-английски, – краснеет тот. Выяснилось, что этого не знает никто.

Вот и мы чему-то научились. Оказалось, что пряник по-английски – «honey cake». Оставляем будильник «Эдуард» в уютном «Циферблате» и договариваемся с семьей о том, что приедем к ним в гости на следующий день.

Вкус к жизни

Дом у Ломоносовых просторный, сразу видно, что все здесь продумано до мелочей.

pic

Бонус семейных посиделок – вид из окна.

Нас угощают домашним хлебом, вареной картошкой, козьим сыром, молоком. Казалось бы, самая простая пища, но ощущение такое, что ничего вкуснее сроду не ел.

– Вы сразу решили, что у вас будет свое хозяйство?

– Конечно, еще до переезда. Все планировали заранее. Подумали, что глупо жить на земле и ничего не делать. Приехать из города и завести коз – это, я хочу вам сказать, непростое решение. Мы сначала ничего не умели. Многому пришлось учиться. А сейчас, по прошествии трех лет, и роды у козы могу принять. Что касается продуктов, то они у нас все свои. Мы полностью себя обеспечиваем – молочное, мясное, хлеб. Соль, сахар, чай, кофе покупаем, остальное – наше. У нас была цель – вырастить здоровых, ответственных, красивых детей. Провести часть жизни в природной, правильной среде – в том числе, нравственно здоровой. В городе же все просто – пошел в магазин, купил продукты. Но при этом мы перестаем быть ответственными за свое существование.

pic

Козлик Шнапс – любимец хозяйки.

Все, о чем люди там думают – как проехать в пробке до работы, как денег заработать, как их потратить. Были времена, когда у нас было много денег. Но мы однажды поняли – это не цель, в этом нет смысла. Смысл – в том, чтобы наполнить жизнь природными вещами. У нас поля рядом, выходишь, вздохнешь, и, что называется, душа разворачивается. Малюсенькое семечко бросаешь в землю, а из него вырастает что-то живое. Это чудо ни с чем не сравнить.

«Утром мы уходим козами заниматься, а дети встают, варят на всех кашу. Они знают о жизни больше, чем их сверстники. Понимают происхождение вещей, знают, что такое труд. Город с его зарабатыванием денег многое искажает. А тут очевидно – сколько вложишь, столько и получишь».

Утром мы уходим козами заниматься, а дети встают, варят на всех кашу. Они знают о жизни больше, чем их сверстники. Понимают происхождение вещей, знают, что такое труд. Город с его зарабатыванием денег многое искажает. А тут очевидно – сколько вложишь, столько и получишь. Мы начали делать сыр. Потом я стала хлеб печь для своей семьи. У меня все знакомые им угощались, а потом стали выпрашивать, покупать. У моего хлеба в округе почитатели появились, могут просто за буханочкой приехать, в Москве стали заказывать. Сейчас для меня это приработок. Я где-то слышала выражение: «В дом, где пахнет хлебом, всегда хочется вернуться». Это правда.

pic

Евгения печет бездрожжевой хлеб из муки Павла Абрамова.

Вообще, знаете, выражение «вкус к жизни» здесь приобретает совсем другое значение. Ты действительно наслаждаешься всем, что тебя окружает – людьми, едой, природой, животными своими. Очень много сил появляется, чтобы заняться чем-то новым. Мы по выходным раньше собирались с соседками, тряпичных кукол шили. Теперь вот одежду шить хочу научиться. Миша тут недавно проект для школы писал – мальчики два раза в год проекты сдают. И там у него была фраза: «В городе отравленный воздух и продукты». Мы, конечно, посмеялись, но решили не исправлять. По сути-то верно.

– А если дети заболеют?

– Они тут не болеют. Чего им болеть? Правда вот, Миша недавно руку сломал. Поехали в медпункт, тут недалеко, гипс наложили, все нормально срослось.

– А со сверстниками они общаются?

– Когда у вас большой дом, народ валит валом. Честно говоря, я бы уже не против отдохнуть от гостей. Летом мамы с детьми приезжают. И в «Циферблате» мальчики со сверстниками общаются постоянно. Мы живем насыщенной культурной жизнью, мы бы в городе такую не нашли. Это иллюзия, что ты там встречаешься с друзьями. Никто ни до кого доехать не может. К нам сюда чаще ездят. Общения с людьми здесь точно больше.

«Веселые и сытые они»

«А что, если дети все воспринимают не так позитивно?» – подумали мы. Все-таки, жизнь за городом – это выбор их родителей. И мы решили пообщаться с Мишей.

– Ты в школу хотел бы ходить?

– (возмущенно) Ноу-ноу-ноу! У меня есть друзья, которые ходят в школу, они говорят, что приходится рано вставать. А тут можно вставать, когда угодно. Мы встаем в 8 утра, и кто-то из нас готовит кашу.

– А как тебе жить в деревне?

– Вот сейчас снега много, а в прошлом году очень мало было. Это все из-за машин и выхлопных газов. Раньше я об этом не думал, наверное, потому что жил в городе. А теперь я живу на природе и замечаю. Понимаю, что нужно заботиться о природе.

pic

Жить в деревне

– А как ты заботишься о природе?

– Ну, например, стараюсь ходить пешком, куда можно дойти, а не доехать на машине.

Провокация не удалась, и мы возвращаемся к маме. Она подливает масла в огонь:

– Миша тут недавно стихотворение написал. Оцените:

«Веселая картина – солнце пригревает,
Трава высыхает, ее собирают
И несут в хлев.
Там ее жуют козы и бараны –
веселые и сытые они».

Вот это вот «веселые и сытые они» – теперь крылатое выражение в нашей семье, – смеется Евгения.

Пришла пора прощаться – Ломоносовы собираются ехать в московскую филармонию.

– А мы тут как раз говорили о том, что у вас развлечений, наверное, немного.

– Ну что вы! Мы каждые выходные куда-то выбираемся. Москва недалеко – около двух часов езды. И вы к нам еще в гости приезжайте.

Мы приедем. В дом, где пахнет хлебом, всегда хочется вернуться.

Читайте также
Комментарии к посту

«Дом, где пахнет хлебом»