Ответственность
Не надо гнать!
Текст — Алена Быкова, фото — Иван Ерофеев, 10 Фев 2017
10 326 1 14505
В России есть большое сообщество «гаражных винокуров», производящих дистилляты. У них свои торговые марки, множество поклонников, награды международных экспертов за качество продукции. Но государство не хочет их признавать и легализовать. Наш корреспондент выяснил, почему так получается и что с этим делать.
Текст — Алена Быкова, фото — Иван Ерофеев, 10 Фев 2017
10 326 1 14505
В России есть большое сообщество «гаражных винокуров», производящих дистилляты. У них свои торговые марки, множество поклонников, награды международных экспертов за качество продукции. Но государство не хочет их признавать и легализовать. Наш корреспондент выяснил, почему так получается и что с этим делать.

Возможно, мы откроем тайну, но в России производят почти все известные спиртные напитки: виски, бренди, кальвадос, не говоря про хлебное вино, он же полугар. И хоть завтра все это может появиться на полках магазинов. Этого хотят производители, этого хотят потребители, для этого есть успешные модели из опыта других стран. Судя по всему, качественных отечественных напитков на полках отечественных же магазинов пока не хочет только государство. Почему? Разбираемся.

pic

Руслан Брагин, главный популяризатор полугара в России.

Производить дистилляты в России можно легально. ГОСТЫ на фруктовые дистилляты (кальвадос, бренди, граппа, сливовица и т.д.) существуют давно. А больше года назад в силу вступил ГОСТ «Дистиллят зерновой», что позволяет производить на территории России виски и традиционное русское хлебное вино, он же полугар. Но это оказалось «бизнесом не для всех».

Борис Родионов, владелец винокурни «Родионов с сыновьями»

— В России законодательство о винокурении рождалось для крупных предприятий и изначально было нацелено именно на них, — говорит Борис Родионов, владелец находящейся в Польше винокурни «Родионов с сыновьями», учёный и писатель. — Лицензия на это производство стоит порядка 10 млн рублей. А чтобы открыть винокурню, купить надо не только лицензию, но и очистные сооружения, которые стоят порядка миллиона долларов, для утилизации отходов — так называемой барды: зерна, дрожжей и так далее. В Польше эти остатки успешно продают фермерам на корм скоту.

Так было и в царской России, и в современной до недавнего времени. Но потом продавать её без обработки запретили и заставили очищать, ограничив таким образом число заводов-производителей.

pic

Демонстрация процесса перегонки на форуме «Самогонный Давос»

А кроме того, надо купить и поставить счётчики ЕГАИС, контролирующие выпуск продукции. Они обойдутся в 2 млн рублей вместе с установкой и в 500–600 тысяч за ежегодное обслуживание. Обслуживать их должна только специальная организация, куда надо звонить в случае неполадок и вызывать мастера за 50 тыс. рублей в день. Также на каждое наименование продукта надо получить сертификат за 20 тыс. рублей. Все это вместе — сумасшедшие деньги для малых предприятий, — резюмирует Родионов.

— Ужесточили и требования для производителей: уставный капитал должен составлять не менее 9,5 млн рублей. Таким образом, уже на старте надо вложить большую сумму, которая, конечно, никогда не вернётся, потому что рынок этот узкий, — добавляет гастрономический консультант Александр Дубровин.

В том же 2015 году в России либерализовали малое виноделие: цену на лицензию снизили с 800 тысяч до 65 тыс. рублей для ИП и крестьянско-фермерских хозяйств, максимально упростили условия для подачи заявки. С большими недостатками, но реформу провели, и с начала 2017 года первые производители собираются подавать документы на получение лицензии. Сделано это было под давлением объединений виноградарей и на волне импортозамещения.

В силу вступил ГОСТ «Дистиллят зерновой», что позволяет производить на территории России виски и традиционное русское хлебное вино, он же полугар. Но это оказалось «бизнесом не для всех».

Между тем, в России есть не только гаражные виноделы, но и «гаражные винокуры» со своими поклонниками, торговыми марками, награжденные экспертным сообществом за качество своих дистиллятов: Александр Гаретный, туляк Сергей Палладичев, «тверской ГлавБух» Сергей Кушнир, Ольга Черникова и другие — только нам известно более 30 производителей. Для которых дистилляция — хобби, но никак не бизнес: они имеют право производить свою продукцию, но не имеют права ее продавать, потому что не имеют лицензии. А покупать лицензию и, вообще, все действующие со стороны государства требования — экономически бессмысленно. Они оправданны для водочных гигантов, но совершенно невозможны для мелких дистилляторов.

Все увеличивающееся сообщество винокуров (еще раз: не путать с виноделами) и поклонников их продукции готово к легализации этого вида деятельности, чтоб не сказать — творчества. Неслучайно колонка основателя LavkaLavka Бориса Акимова «Свободу самогону!» получила рекордное число просмотров в первые несколько суток.

И модели того, как малое винокурение могло бы регулироваться в России, тоже есть. Ближайшая к нам — в Польше.

— В Польше нет лицензий для винокурения. Легализация происходит так: вы подготавливаете производство, вызываете надзорный орган (там он называется таможней), он проверяет, чтобы у вас было сертифицировано оборудование, выполнены другие несложные требования, и принимает винокурню. Платить за это ничего не надо. И этот путь одинаково прост и для малых хозяйств, и для больших производств, — рассказывает Борис Родионов.

pic

Продукция частной дистиллерии Zhitz.

Какое-то время, когда была запущена моя винокурня, я не мог понять, где мне получать сертификаты на свой товар. Но оказалось, что каждый продукт там просто регистрируется в специальном журнале с примерной рецептурой (не просят, в отличие от нас, выдавать ноу-хау и секреты, которые в любой момент может перепродать какой-нибудь коррумпированный сотрудник контрольного органа), польская «таможня» оставляет эти сведения у себя, и все. А если вы отравили своей продукцией кого-нибудь, то отвечаете только вы сами. И никакой сертификации и контроля химического состава никто не требует.  

Вы только покупаете акцизные марки, если продаете продукт в Польше, — говорит Родионов.

— Для того чтобы применить европейские модели у нас в стране, есть все. Нужна только политическая воля, — считает Юрий Юдич, руководитель проекта «Алкоэксперт».

А вот с волей сложности. К примеру, по информации Александра Дубровина, в начале октября этого года в Минсельхозе РФ должно было состояться заседание, посвященное проблемам малого винокурения. Но его отменили.

— Я думаю, что послабления для малых винокуров в России не вводят из-за боязни всплеска фальсификатов. У государства нет сил это контролировать, поэтому законы каждый год все ужесточают и ужесточают. Но и сейчас, по официальной статистике, 65% крепких дистиллятов в стране производятся нелегально (не путать с ректификатом, то есть с водкой – ред)! И в том числе это достаточно серьёзные производства с фирменными товарными знаками, которые торгуют по своим каналам, — отмечает Родионов. — По моему мнению, нужно как раз отменять все нынешнее законодательство в части алкогольных производств, которое плодит коррупцию и уход в тень, и принимать новое. А без этого мы все обречены на такой вот нелегальный рынок.

Юрий Юдич, руководитель проекта «Алкоэксперт»

pic

Парад дистиллятов и настоек на форуме «Самогонный Давос» в Пирогово

10 октября «LavkaLavka.Газета» обратилась с официальным запросом информации в пресс-службу Росалкогольрегулирования — лицензирующего органа всей алкогольной отрасли. Просили об интервью о возможностях либерализации производства дистиллятов для малого бизнеса. Ответ до сих пор не получен. Пресс-секретарь Минэкономразвития, где есть рабочие группы по улучшению условий для малого бизнеса, от комментариев также отказался.

Тем не менее, мы готовы к диалогу и обсуждения этой более чем серьезной проблемы.

— Хорошо , что вы это предлагаете. Но есть ли у вас лобби, какое было у виноделов? — спрашивает Юрий Юдич.

Всем, кто хочет поддержать малое винокурение в России и доказать, что лоббировать это есть кому, мы предлагаем прямые контакты чиновников и ведомств, в силах которых — начать обсуждать этот вопрос. Писать (как и говорить) можно в любой не запрещенной законом форме. Можно даже просто изъявлять желание это пить.

Минэкономразвития

Электронная приемная «Обращения граждан»:

Департамент развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции: 8 495 651-79-85 (приемная), 8 495 651-79-69 (замдиректора Антипов Дмитрий Викторович)

Рабочая группа по повышению эффективности государственного регулирования и конкуренции на алкогольном рынке при Правительственной комиссии по повышению конкурентоспособности и регулированию алкогольного рынка: 8 495 650-85-83 (руководитель группы Фомичев Олег Владиславович)

Росалкогольрегулирование

Электронная приемная «Обращения»:

Замруководителя, ответственный за управление лицензированием,Махновский Евгений Евгеньевич: PriemnayaMakhnovskogo@fsrar.ru

Общий телефон: 8 495 662-50-52

Читайте также:

Что такое «Самогонный Давос»

Хорошо пошел

Дистилляты. Дух свободы
Свободу самогону! Почему надо легализовать дистилляты

pic
Комментарии к посту

«Не надо гнать!»