Еда
Соль воды
Текст – Борис Акимов, Виктория Семиошина, 4 Апр 2016
0 1 0 1905
Журналистка из Москвы переехала в ту самую Кемскую волость, которую чуть не профукал самозваный Иван Васильевич, и планирует поднять депрессивную территорию за счет морской соли.
Текст – Борис Акимов, Виктория Семиошина, 4 Апр 2016
0 1 0 1905
Журналистка из Москвы переехала в ту самую Кемскую волость, которую чуть не профукал самозваный Иван Васильевич, и планирует поднять депрессивную территорию за счет морской соли.

Пять лет назад журналист Ольга Ягодина решила восстановить в Карелии традицию поморского солеварения, старейшего промысла Русского Севера. Преодолев огромное количество бюрократических преград и финансовых трудностей, отважная женщина смогла построить на берегу Белого моря единственную в России солеварню, которая варит соль по технологии 18 века. На этом Ольга останавливаться не собирается. В планах – развитие туризма, открытие музея и экспорт соли-поморянки в Европу. Мы встретились с Ольгой и узнали, в чем соль «стагнационных» регионов Русского Севера.

pic

Ольга Ягодина. Фото: rk.karelia.ru

Как вы нашли это место?

Это рядом с Соловецким монастырём. Кемь – это ворота Соловков. Мне понравилось, что это сравнительно далеко от трассы, там чисто. У нас дорога – это своеобразный фильтр для автомобилистов, потому что по ней проедет только отчаянный. В Карелии очень сложно получить землю для чего бы то ни было. Скажу честно, если бы не мои связи и знаковые люди, от которых я пришла в администрацию Карелии, ничего бы не вышло. В администрации я сразу заявила, что хочу строить солеварню, так и сказала: «Здравствуйте! Мы будем поднимать ваш депрессионный регион!» Глава администрации понял, что мне нельзя отказать, но при этом был очень испуган. Пришлось ему объяснять, что я не сумасшедшая. Ведь из всех районов Севера Кемь считается самым депрессивным. Мне предложили остров Сеннуха – это 7 гектаров. Так все и началось.

Как вы узнали про соль?

Я давно писала о Карелии, много ездила по архивам, изучала историю, обычаи региона, и так наткнулась на соль. А дальше сознательно изучала историю местного солеварения. Кемская волость неоднократно переходила из рук в руки, пришлось поездить по разным архивам: в Мурманск, Северодвинск, Петрозаводск, Архангельск. Я нашла технологию производства соли, описания, отчеты, грамоты, которые писались еще для Ивана Грозного.

Я рыдала вначале, ездила к батюшке, говорила, что все, уезжаю. Батюшка меня успокаивал: «Оля, это северная зима на тебя так влияет, езжай в Москву, развейся, но, если не вернешься, я тебя прокляну». Шутил он так.

С чего вы начали строительство солеварни?

Остров я забрала два года назад. Потом начали строиться. В администрации республики говорили: «Какие солеварни? Вы с ума сошли? Мы дотационные, нам нечем людей кормить!» Вначале было такое отношение. Я зарегистрировала некоммерческое партнерство вместе с «Музеем Поморья». Глава Кемского района дал мне на это разрешение. НКП мы назвали ни много, ни мало – «Возрождение старинных промыслов Кемской волости».

В 2014 году мы обратились в фонд Елены и Геннадия Тимченко «Культурная мозаика малых городов и сёл». Из двух с половиной тысяч заявок 123 выиграли, и одна из них наша! Наш проект представили, как проект восстановления стагнационных территорий. Мы получили обалденную сумму в 700 тыс. рублей.

И на что вы потратили эти деньги?

Главное – нужно было сделать нормальную дорогу от острова до берега.

Но как я восстанавливала дорогу на эти деньги – это отдельная тема! Вначале местные жители решили, что раз я из Москвы, то меня можно раскручивать на деньги. Там перешеек 100-150 метров, но мне объявили цену 8 миллионов. Я сразу сказала, что таких денег у меня нет. В итоге я сделала дорогу за 32 тысячи рублей. Сейчас местные по этой дороге ездят на рыбалку. Вначале с местными жителями было непросто: они писали на нас жалобы, заливали в топливные баки трактора морскую воду, вырвали шлагбаум.

На севере есть такая проблема – национальный поморский характер. Северяне очень свободолюбивый народ, не понимают, как можно работать с 8 до 8. Если ты им лично не нравишься, они ничего не будут делать. Они асоциальные до невозможности. Я рыдала вначале, ездила к батюшке, говорила, что все, уезжаю. Батюшка меня успокаивал: «Оля, это северная зима на тебя так влияет, езжай в Москву, развейся, но, если не вернешься, я тебя прокляну». Шутил он так.

pic

Борис Акимов и Ольга Ягодина в ресторане LavkaLavka на Петровке

Как устроена ваша солеварня?

В октябре прошлого года мы закончили строительство солеварни. Главное – морская вода и црен. Это такая чугунная сковорода для варки соли. Карельские поморы не делали печи, они делали ямы, выкладывали их камнем, сверху вешали црен и выпаривали воду. Поморы варили соль с ноября по апрель. Именно в это время Белое море замерзает, соленость доходит до 35%. Летом – меньше. К тому же летом много других дел.

Особенность нашей соли в почвах. Вода в Карелии темная, потому что в почвах содержится много гумусовых, гуминовых и фолиевых кислот. Когда начала работать в Карелии, то обратила внимание на то, что москвичи увозят в канистрах морскую воду. Сначала думала, что они грибов северных объелись. А оказалось, что наличие этих кислот очень благоприятно влияет на кожу, лечит разные формы дерматозов, дерматитов, псориаз, снимает воспаление.

У нас сейчас люди, которые занимаются нетрадиционной медициной, взяли порядка 20 килограммов соли. Она полезна и тем, кто худеет, ее можно просто разводить с водой и делать маски, спа-процедуры всякие. Соль у нас необработанная химией, неосветленная. Скоро получим пищевой сертификат и будем ее продавать. Мы делаем соль разных видов: с ягелем, фукусом, клюквой, можжевельником, различными карельскими травами и ягодами.

Помимо солеварни что еще планируете построить на острове?

Пока мы построили солеварню, дровник, туалет. Мы хотим поставить хостел, прямо возле станции. Можно использовать ресурс деревни. Если туристов пустить на остров, они его затопчут. Мы на острове хотим построить дом культуры, где можно было бы устраивать мастер-классы, рассказывать об истории, культуре этого места. Сейчас создаем музей, экспонаты собираем.

Неподалеку от острова мы нашли бывший гулаговский лагпункт, который был в этих краях на протяжении 27 лет. Хотим как-то обозначить это место. Плюс ко всему есть еще Мурманская железная дорога, ей в этом году 100 лет. На острове есть кусок, где выстроены узкоколейки, с которых она начиналась. То есть с точки зрения истории – это очень интересное место. В плохой год сюда приезжает в среднем около 3-3,5 тысяч туристов.

Они живут в палатках. В прошлом году, несмотря на холод и влагу, их было немало: из Белоруссии, Украины, Финляндии, Грузии. В основном это сплавщики. Есть туристы, которые по 30 лет ездят сюда.

Бизнес в чем будет? В соли или в туристах?

В сочетании того и другого. Потому что объем соли, который мы производим, небольшой совсем. Мы можем максимум выпарить 500-600 кг в месяц. Но соль у нас очень вкусная, чрезвычайно полезная. Мы можем спокойно конкурировать с европейскими фирмами, например, с «FleurdeSel». Почему нет? Сейчас мы есть в «Ковчеге вкуса», международном проекте, направленном на сохранение исчезающих традиционных продуктов питания. Скоро поедем на выставку-продажу чистой и честной продукции TerraMadre в Турине.

СПРАВКА

Морская соль – это соль, добываемая из моря, как правило естественным путём – когда вода испаряется под воздействием Солнца. В химический состав морской соли входит большое количество минералов, в отличие от обычной поваренной соли.

При этом на вкус морская соль ничем не отличается от обычной поваренной, особенно в растворённом виде в приемлемых для еды концентрациях.

Люди добывают соль из морской воды уже более 4000 лет.

Первыми это начали делать обитатели сухих и тёплых стран Средиземноморья (Франции, Италии, Испании) и Восточной Азии (Японии, Индии, Китая). Большие мелководные пруды (которые называются выпарными прудами) заливают морской водой. Вода испаряется, соль остаётся на дне. Морская вода содержит и другие минералы, но они выделяются первыми. Перегоняя воду из пруда в пруд, их полностью удаляют и получают чистую соль. Мировая добыча соли из морской воды составляет более 6 млн тонн в год.

В странах с более холодным климатом, таких как Россия, соль добывали путём «вываривания» морской воды. Минус этого способа, в отличие от естественного, в том, что он энергозатратен.

LavkaLavka возрождает в Териберке традиционный поморский промысел — будем вываривать морскую соль, но по самой современной и экономичной технологии. Инновационное экологическое производство ежегодно будет вырабатывать до 4 000 тонн морской соли. Доли в бизнесе продаются — каждый может инвестировать в проект, помочь Териберке стать лучше и одновременно получать до 33 процентов годовых. Подробности проекта.

Любые вопросы можно задать по электронной почте teriberka@lavkalavka.ru

Комментарии к посту

«Соль воды»