Большая земля
Далеко пойдут
Текст — Алена Быкова, 26 Сен 2016
0 54 1 2576
Как компьютерщик и event-менеджер с нуля строят фермерский поселок на дальневосточных гектарах в Хабаровском крае.
Текст — Алена Быкова, 26 Сен 2016
0 54 1 2576
Как компьютерщик и event-менеджер с нуля строят фермерский поселок на дальневосточных гектарах в Хабаровском крае.

Филипп Гриценко и Роман Иноземцев вернулись на Дальний Восток из Москвы и Санкт-Петербурга, чтобы построить в чистом поле, без дорог и коммуникаций, кластер «Деревня Омми»: с фермерскими хозяйствами, туристическими услугами, школами, медцентрами, жилыми домами и, в перспективе, киностудией. Роману 30 лет, Филиппу — 24. Они осваивают грант в 60 млн рублей, сотрудничают с «Роснефтью» и заводом ОКБ Сухого, приглашены выступать на Восточном экономическом форуме и ставят задачу объединить фермеров по всему ДФО.

pic

Филипп Гриценко и Роман Иноземцев

— Я знаю, что вы жили в больших городах. Чем вы там занимались и почему когда-то уехали туда?

Филипп: Ну как… Ездил в Москву просто пожить. Был и компьютерщиком, и системным администратором на киностудии, занимался графикой, титрами. Потом узнал про дальневосточный гектар и подумал: «Надо рвать когти снова на Дальний Восток».

Роман: У меня было большое путешествие, которое охватывало всю Россию, последние четыре года мы с командой пробыли в Питере. Организовывали pop-up проекты (тематический сбор на одной площадке на короткий срок: «ресторанный день», день уличных театров и т.д. — Прим.авт.), некоммерческие фестивали, мероприятия на развитие творческого потенциала и на объединение людей, чтобы они начинали делать что-то вместе. И получилось так, что мы попали в Тверскую область к фермеру Попову, которому помогли раскрутиться. И я подумал, что пора делать что-то свое. А поскольку прописка у меня была на Дальнем Востоке, полгода назад я вернулся домой.

— Но вы же для чего-то уехали когда-то из Комсомольска-на-Амуре в большие города. Наверняка были карьерные мечты в них остаться?

Оба: Нет-нет, не было.

Р: Когда ты понимаешь, что большой город — это конвейер людских ресурсов, в нем уже не хочется оставаться. Есть тип людей, которые понимают, что пора строить свой город и жить не за счет друг друга, пытаясь что-то навязать другим и к чему-то их принудить.

— Что вы знали о сельском хозяйстве, когда вернулись из Москвы и Петербурга?

Р: Как о работе, о земле и лопате? Выращивали экологичную еду. Я под Новый год засадил весь подоконник зеленью, петрушкой, салатами.

— Нет, одно дело петрушку на подоконнике растить, и совсем другое — приехать на землю и понять, что здесь могут в таком-то году вырасти помидоры, кабачки, апельсины…

Р: Ничего подобного, это не разные вещи. Прошлой весной мы поехали в Приморье и посадили много разных культур, в том числе азиатские бобовые, фасоль, маш, нут, кабачки — все на свете. Внедрили туда принципы органического земледелия и осенью собрали урожай больше, чем местные, которые 30 лет выращивают там овощи. Мульчировать нужно, и все будет хорошо, не надо никакого автоматического полива. Задержка влаги должна быть в почве. Мои родители никогда не занимались огородом, я всю жизнь жил в городе. Но когда ты ешь невкусную магазинную еду, то хочется вырастить что-то свое, потребление чего будет по-другому влиять на тебя. Еды можно вырастить много, она растет сама, главное — обеспечить ей солнце и биологическую защиту.

— Вы получили на проект «Деревня Омми» грант в 60 млн рублей. Как вам это удалось?

Ф: Знаете, сколько пришлось услышать насмешек от чиновников и в лицо, и за спиной? «Да зачем тебе это надо, у тебя ж это все позабирают, ты еще молодой, иди гуляй».

Амурский район, где строится «Деревня Омми», расположен в центральной части Хабаровского края. Выходов к морю не имеет. Райцентр — город Амурск, население 40,5 тыс. человек, лежит на широте Сочи. Летом жарко и временами дождливо, зима суровая, среднегодовая температура -0,20.

pic

Когда пошел получать 150 кубометров леса, которые полагаются каждому сельскому жителю раз в 25 лет бесплатно, мне сказали: «Плати». Месяц я так бегал. Потом написал два письма в веб-приемную президента России. В первом рассказал, какой у нас тут беспредел, во втором отправил проект. Президент молчал еще месяц. А потом позвонили из правительства края, попросили прийти через неделю, на встрече сказали: «Вот тебе грант, только письма никакие не пиши. Стройся, сажай, делай, что хочешь». А лес мне бесплатно и вырубили, и доставили, и нашли технику. Почему, блин, без Путина у нас никто не желает работать — я не понимаю. Единственные из чиновников, кто пошел навстречу просто так и сразу, — администрация Амурского района, где мы и взяли эти 25 га.

— А какие еще средства участвуют в проекте, помимо гранта?

Ф: Средства наших партнеров. Мы с Ромой бегали по компаниям, стучались в каждую дверь. Сейчас с нами сотрудничают «Роснефть», Амурский судостроительный завод, Комсомольский-на-Амуре авиазавод (ОКБ Сухого. — Прим. авт.). И мелкие компании по упаковке, магазинчики, ресторанчики и так далее. В некоторых из них меня давно знают, другим я показывал презентацию проекта будущей деревни. 16 сентября начнет строиться первая пекарня. С авиазаводом мы заключили договор о том, что к 2018 году они начнут присылать к нам на отдых летчиков-испытателей с семьями, и они уже спрашивают, чем нам помочь, как сделать нам рекламу. Нам предлагает помощь деньгами Минстрой Хабаровского края, мы поедем разговаривать с ними в сентябре, как посчитаем нужную сумму.

— Если не брать в расчет насмешки чиновников, то вы рассказываете очень простую историю. Написал письмо Путину — получил бюджетные деньги. Сделать такое на самом деле проще, чем кажется перед началом, или это вам так повезло?

Ф: Я не стану вам врать, что это было просто. Вот сейчас надо кое-что поехать снять на камеру — нету денег. Но нашли и поехали. Когда ты начал что-то у себя в голове планировать — трудно это или нет, но ты сделаешь по-любому. Просто все боятся начать. А получить сам гектар проще простого: оставляешь заявку, выбираешь участок и оформляешь его.

pic

Филипп Гриценко и Роман Иноземцев с главой Амурского района Хабаровского края

— Вы хотите, чтобы в «Деревню Омми» приезжали не только фермеры, но и туристы. Вы знакомы с громкими туристическими проектами на Дальнем Востоке, которые провалились? Горнолыжная база «Натальино» в Амурской области никак не достроится, игорная зона в Приморье почти достроена, но не привлекает российских посетителей (а только иностранцев из Азии). Почему вы уверены, что ваш туристический кластер заработает?

Ф: Меньше надо красть денег, вот и все.

Р: Их вообще не надо красть. Их надо распределять грамотно. Мы тут проанализировали с Филиппом опыт Дальнего Востока и поняли, что на развитие туризма из бюджета выделяется очень много, но мало людей способны что-то делать. Они даже брендинг территории не могут провести. А мы знаем, как устроить фестиваль и собрать людей в честь какого-то события, и нам поможет этот опыт.

И потом, классическая иерархическая структура управления проектами уже не работает. У нас будет модель территориального общественного самоуправления (ТОС). Первыми координаторами, каждый по своему направлению, станут сами пользователи гектаров, они же организаторы производственной цепочки. Команду управленцев мы будем формировать с нуля, выстроим их снизу вверх по широте кругозора и компетенций, а через временные интервалы от 3 до 6 месяцев будет происходить ротация с нижних на верхние ступени и наоборот. В результате система будет обновляться и пополняться компетентными управленцами, которые будут учиться друг у друга.

pic

— Каковы условия для ваших будущих резидентов?

Р: Мы не коммерческая структура, не продаем гектары. Я занимаюсь картографией и уже обозначил границы участков, чтобы человек не взял землю на болоте или на границе территории, к примеру, и чтобы к этим участкам можно было проложить дорогу. Мы просто даем желающим координаты кусков земли, а они регистрируют их на себя. К нам уже приехал первый резидент со стороны, свиновод из Хабаровска, мы пообщались, и в тот же день он отправил заявку на получение участка. Остальные резиденты пока — наши родственники.

Из райцентра есть автодорожное сообщение с Комсомольском-на-Амуре и Хабаровском, в районе действует железная дорога. От кластера «Деревня Омми» до райцентра — 20–30 км. Из близлежащих села Омми и пгт. Эльбан в Амурск ходят автобусы, по несколько рейсов в день. Район из-за отдельных территорий приравнен к зоне Крайнего Севера, так что прописанным здесь наемным служащим полагаются «северные» доплаты.

А вообще мы рассчитываем на всех, кто хочет жить по человеческим правилам и заниматься чем-то светлым. Тем, кто захочет сюда переехать из других городов, мы сможем предоставить дома, их в первую очередь сейчас строим. Даже если не успеем построить к приезду — в ближайшем поселке Омми у нас есть договоренность об использовании пустующих муниципальных домов. Вот Филипп переедет в один из таких домов в деревне и будет развивать тепличное хозяйство прямо рядом с кластером.

Также мы создадим бренд «Сделано в Омми», чтобы реализовывать продукты всего кластера — не только с участков на наших гектарах, но и из прилегающих селений, например из поселка Эльбан. Фермеры будут выращивать и продавать продукцию под этим брендом, под ним будут выходить и нанайские товары ручной работы, например тапочки. Это социальное предпринимательство — реализация продукции коренных народов Амура. Для детей услуги и еда у нас будут бесплатными.

Кроме того, сейчас мы собираем данные о биологах, агрономах, микологах и создаем ссылочную вики-систему для краудсорсинга: волонтерства, взаимопомощи и т.п., — и для создания базы экспертов по органическому сельскому хозяйству, туризму, инновационным производствам.

Ф: Еще у нас есть три известных человека — их имен я называть не буду, — которые согласились стать резидентами, построить у нас дома для себя и приезжать отдыхать.

— У вас есть расчет по годам, когда все должно начать работать?

Р: Есть, их несколько для разных задач, пока не могу их раскрыть. В целом это расчеты на 19 лет, до 2035 года.

pic

Вид на территорию в окрестностях будущего кластера

— Сейчас вы проводите какие-то мероприятия для фермеров?

Р: Двадцать первого августа провели «Ресторанный день» в Комсомольске, организовали его за два дня. Как получилось: мы сидели на набережной, ждали встречи с резидентом. Шел дождь. Вдруг к нам подходит мужичок и говорит: «А я вас знаю». Это оказался руководитель всех мероприятий на набережной. Дал нам свободу, сказал: «Проводите у нас что хотите». Планируем устраивать фермерские праздники, прежде всего для обмена семенами перед следующим сезоном и для того, чтобы привлекать людей к органическому фермерству. В городе Амурске нам для этого отдали целый ДК, в Комсомольске мы тоже получили здание.

Договариваться для сбыта фермерских товаров с крупными торговыми сетями мы не хотим, тем более что органический продукт не выдержит сроков хранения на полках. Нужны свои точки продаж и договоренности с магазинами здорового питания.

pic

— В каком качестве вы себя видите в этом проекте лет через 10–15, когда все заработает?

Ф: Заработает раньше, через 8–9 лет.

Р: Мы сейчас готовим методологическое обеспечение для развития не только одного этого кластера, но и вообще подобных проектов по Дальнему Востоку, где действует программа раздачи гектаров. Чтобы люди везде кооперировались, организовывали ТОСы, привлекали инвестиции, получали гранты. Будем открывать еще одну зону в Партизанском районе Приморского края — в Приморье прописана моя жена, так что мы и сейчас можем взять там гектары. Мы сделали кластерную карту для будущих возможных резидентов в районах выдачи земли на Чукотке, в Якутии, ЕАО, Амурской области.

«Большая Земля» желает этим прекрасным людям всяческих успехов и будет внимательно следить за развитием проекта.

Собери Дальний Восток

Проверьте, насколько хорошо вы знаете российский Дальний Восток. Поставьте все дальневосточные регионы на их законные места на карте. 

(Может не работать на мобильных устройствах)
pic

ПОДРОБНОСТИ
Все о дальневосточном гектаре и переезде на Дальний Восток — на официальном сайте Минвостокразвития РФ.

Комментарии к посту

«Далеко пойдут»